Реактивная установка бм-13 «катюша» история и характеристики преимущества и недостатки

Алан-э-Дейл       10.11.2022 г.

ЗИС-6 и другая техника

БМ-13 представляет собой металлическую раму из восьми направляющих рельсов, связанных между собой с помощью сварных лонжеронов. Шестнадцать реактивных мин, каждая из которых весила 42,5 килограмм, размещались на таком основании.

Изначально эта артиллерийская система должна была иметь высокую мобильность, быстро перемещаться по разбитым фронтовым дорогам, нанося сокрушительные удары по противнику в самый неожиданный момент. При этом место атаки должно быть всегда секретным.

Специально для этих целей на базе легендарной довоенной полуторки ЗИС-5 советскими конструкторами был создан автомобиль ЗИС-6:

  1. Повышенную проходимость обеспечивали 6 колес с формулой 6х4. Именно за счет двух задних ведущих мостов машина уверенно преодолевала самое страшное бездорожье, снежные сугробы.
  2. Грузоподъемность составляла 4 тонны.
  3. Этот грузовик получил усиленную раму, увеличенный объем радиатора и вместительный топливный бак емкостью 105 литров.
  4. Машина оснащалась тормозами с вакуумным усилителем. Кроме того, в штатную комплектацию входил компрессор для быстрой подкачки шин.

К сожалению, мощность силового агрегата осталась на уровне все тех же 73 «лошадок». По трассе ЗИС-6 разгонялся до 55 км/час, в то время, как бездорожье преодолевалось со скоростью 10 км/час. При этом в первом случае на 100 километров пути тратилось около 40 литров, а по разбитым проселочным колеям – до 70 литров топлива.

Общая масса автомобиля с полным боекомплектом составляла около восьми тонн. Его обслуживали 5-7 человек.

ЗИС-6 отличался повышенной проходимостью и вполне выдерживал интенсивную стрельбу реактивной системы. Эта версия выпускалась на отечественных заводах тыла до октября 1941 года. За этот промежуток времени было выпущено более 20000 единиц смертоносной техники.

С самого начала военных действий и после прекращения выпуска ЗИС-6 реактивная система «Катюша» устанавливалась на гусеницы, бронепоезда. Однако такие шасси тоже отошли на задний план после появления более мощного американского транспорта.

Тактико-технические характеристики БМ-13

Характеристика пусковой установки БМ-13

Характеристика реактивного снаряда М-13

Шасси ЗиС-6 Калибр (мм) 132
Количество направляющих 16 Размах лопастей стабилизатора (мм) 300
Длина направляющих 5 Длина (мм) 1465
Угол вертикальной наводки (град) +4/+ 45 Вес (кг)
Угол горизонтальной наводки (град) -10/+10 снаряженного боеприпаса 42,36
Длина в походном положении (м) 6,7 снаряженной головной части 21,3
Ширина (м) 2,3 разрывного заряда 4,9
Высота в походном положении (м) 2,8 снаряженного реактивного двигателя 20,8
Вес без снарядов (кг) 7200 Скорость снаряда (м/сек)
Мощность двигателя (л.с.) 73 при сходе с направляющей 70
Скорость (км/час) 50 максимальная 355
Экипаж (чел.) 7 Длина активного участка траектории (м) 1125
Переход из походного полож. в боевое (мин) 2-3 Максимальная дальность стрельбы (м) 8470
Время заряжания установки (мин) 5-10
                                                            Время полного залпа — 7-10 минут

А как же ЗИС-5 и ЗИС-150

Интересный факт: после войны для создания памятников “Катюшам” часто использовали ЗИС-5 и ЗИС-150. Но причина была, скорее всего, не в незнании истории, а просто в том, что ЗИС-6 не удавалось раздобыть для этих целей.

До начала войны в Советском Союзе выпускалась только легендарная «полуторка» в разных модификациях под названием ЗИС-5. Эта машина отлично подходила для перевозки людей, небольших грузов, но в качестве шасси для систем залпового реактивного огня она была явно слабоватой. Силовой агрегат мощностью 73 лошадиные силы расходовал 33 литра бензина на 100 километров пробега.

При этом по асфальту автомобиль мог разгоняться до 60 км/час. Бездорожье он чаще всего не имел сил преодолевать. Из-за того, что установка могла стрелять только в поперечном положении, во время залпов машину сильно раскачивало. Это негативно влияло на точность попадания. По этим причинам на ЗИС-5 никогда не устанавливали систему реактивного залпового огня.

Грузовой автомобиль ЗИС-150 должен был прийти на смену легендарной «полуторке» ЗИС-5 еще в конце 30-х годов прошлого века. Это событие отложилось из-за начала войны, поэтому первые опытные образцы стали появляться только в 1944 году. Серийное производство началось лишь с 1947 года. В качестве шасси для легендарной «Катюши» эта машина, конечно, вообще не использовалась.

Таким образом, знаменитая «Катюша» приобрела наибольшую эффективность и надежность только на американских колесах, которые массово поставлялись в страну по программе “Ленд-лиз”.

Как создавалось победное оружие

Судьба самого грозного оружия во время Великой Отечественной войны поначалу складывалась не совсем гладко. Лишь в 1921 году управляющий делами совнаркома Бонч-Бруевич смог после двух лет скитаний по инстанциям, в буквальном смысле выбить лабораторию для разработки изобретений Н. И. Тихомирова.

Талантливый ученый создал самодвижущуюся мину, которая из-за особенностей конструкции могла развивать любую скорость. Уже в 1928 году к Тихомирову и Артемьеву присоединяется молодой выпускник военно-технической академии Георгий Лангемак.

После того как работа над снарядом была завершена, в 1932 году в реактивном институте разработали установку для стрельбы этими боеприпасами. Семь лет вооружение простояло на полигоне, пока в 1939 году его не решили испытать в боевых условиях на Халхин-Голе.

По лживому доносу директора реактивного института А. Костикова Лангемак был осужден и расстрелян. Увидев возможность прославиться, Костиков поднимает чужие чертежи, объявляет конкурс и немного меняет конструкцию. Он фактически вписал в историю людей, имеющих отдаленное отношение к великой разработке.

История будущей «Катюши» решалась медленно, а точнее, вообще никак не решалась. Командование в упор не замечало стараний конструкторов реактивной артиллерии.

Тем временем к западным границам Советского Союза вермахт стянул 190 дивизий: 119 танковых, 14 моторизованных, почти 15 тысяч орудий и минометов, четыре с половиной тысячи самолетов. Это было накануне, 21 июня 1941 года.

В этот же день на подмосковном полигоне проходили испытания. Как ни парадоксально, но именно тщеславие Костикова и В. Аборенкова сыграло решающую роль в судьбе «Катюши».

На свой страх и риск Костиков договорился продемонстрировать установку перед высоким начальством. Миномет стрелял последним, и эффект оказался впечатляющим. Нарком обороны маршал С. Тимошенко и начальник Генштаба Г. К. Жуков с удивлением выясняют, почему столь мощное оружие еще не в серийном производстве.

Резерв верховного главнокомандования

По решению Ставки в январе 1945 года было начато формирование двадцати гвардейских миномётных полков — так стали называть части, имевшие на вооружении БМ-13. Гвардейский миномётный полк (Гв.МП) артиллерии Резерва Верховного Главнокомандования (РВГК) по штату состоял из управления и трёх дивизионов трёхбатарейного состава. Каждая батарея имела четыре боевые машины. Таким образом, залп только одного дивизиона из 12 машин БМ-13-16 ПИП (директива Ставки №002490 запрещала использование реактивной артиллерии в количестве менее дивизиона) по силе мог сравниться с залпом 12 тяжёлых гаубичных полков РВГК (по 48 гаубиц калибра 152 мм в полку) или 18 тяжёлых гаубичных бригад РВГК (по 32 гаубицы калибра 152 мм в бригаде).

Виктор Сергеев

Первый удар «Катюши»

В июле 1941 года войска фашистской Германии продвинулись вглубь советской территории на сотни километров. После блицкрига были оккупированы Прибалтика, часть Украины и Беларуси. Вечером 13 июля немецкие танки заняли стратегический узел — город Орша.

Моментально груженные эшелоны хлынули по железной дороге. На станции скопились составы с танками, топливом и мотопехотой. 14 июля в 15 часов 15 минут, неожиданно для фашистов, на железнодорожный узел обрушился огненный смерч. Буквально за несколько секунд передовые части вермахта погрузились в кромешный ад, многим показавшийся вечностью.

Те, кто выжил, вспоминали, что они стояли на коленях и молили бога о том, чтобы всё это прекратилось. Никто не понимал, что произошло и откуда это всё свалилось.

Сокрушительный удар по Орше нанесла батарея реактивных миномётов капитана Ивана Флёрова. Железнодорожный узел, переполненный скоплениям немецкой техники и живой силы, стал для фашистов братской могилой. Авиация люфтваффе, вылетевшая для подавления советской огневой позиции, так и не обнаружила таинственное подразделение — диспозиция была пуста.

Гитлер был в ярости, он в этот же день распорядился за месяц выяснить секрет оружия, моментально получившего прозвище «сталинский орган».

Красная Армия отступала, отходить пришлось и расчету капитана Флёрова. Его участь, как и судьба многих в той войне, незавидна. 7 октября 1941 года, попав в окружение под Смоленском, батарея оказалась в безвыходном положении. Личный состав погиб, но успел уничтожить установки.

Будучи тяжелораненым, командир Иван Флёров взорвал себя вместе с головной пусковой установкой. Каждая установка БМ-13 оснащалась тридцатью килограммами взрывчатки, которые в случае угрозы экипаж приводил в действие.

Фашистам больше ничего не оставалось, как продолжать охоту за секретом советского оружия. У фашистов были созданы специальные подразделения, которые охотились за «Катюшами».

Применение БМ-13 «Катюша»

Первое боевое применение реактивных установок состоялось в середине июля 1941 года. Немцами была занята Орша – крупная узловая станция в Белоруссии. На ней скопилось большое количество боевой техники и живой силы неприятеля. Именно по этой цели произвела два залпа батарея реактивных установок (семь единиц) капитана Флерова.

В результате действий артиллеристов железнодорожный узел был практически стерт с лица земли, гитлеровцы понесли жестокие потери в людях и технике.

«Катюша» применялась и на других участках фронта. Новое советское оружие стало весьма неприятным сюрпризом для немецкого командования. Особенно сильное психологическое воздействие на военнослужащих Вермахта оказывал пиротехнический эффект применения снарядов: после залпа «Катюш» горело буквально все, что способно было гореть. Такой эффект достигался благодаря использованию в снарядах тротиловых шашек, которые при взрыве образовывали тысячи горящих осколков.

Реактивная артиллерия активно применялась в битве под Москвой, «Катюши» уничтожали врага под Сталинградом, их пытались использовать в качестве противотанкового оружия на Курской дуге. Для этого под передние колеса машины делали специальные углубления, таким образом «Катюша» могла вести огонь прямой наводкой. Однако применение БМ-13 против танков было менее эффективным, так как реактивный снаряд М-13 был фугасно-осколочным, а не бронебойным. Кроме того, «Катюша» никогда не отличалась высокой кучностью стрельбы. Но если ее снаряд попадал в танк — уничтожалось все навесное оборудование машины, башню часто заклинивало, а экипаж получал сильнейшую контузию.

Кроме прославленной РСЗО БМ-13, существовала и реактивная установка БМ-8, использовавшая ракеты калибра 82 мм, а со временем появились тяжелые реактивные системы, запускавшие ракеты калибра 310 мм.

Во время берлинской операции советские солдаты активно использовали опыт уличных боев, полученный ими во время взятия Познани и Кёнигсберга. Он заключался в стрельбе одиночными тяжелыми реактивными снарядами М-31, М-13 и М-20 прямой наводкой. Создавались особые штурмовые группы, в состав которых входил электротехник. Запуск ракеты производился с пулеметных станков, деревянных укупорок или просто с любой ровной поверхности. Попадание такого снаряда вполне могло развалить дом или гарантировано подавить огневую точку противника.

За годы войны было потеряно около 1400 установок БМ-8, 3400 – БМ-13 и 100 БМ-31.

Однако на этом история БМ-13 не закончилась: в начале 60-х годов СССР поставлял эти установки в Афганистан, где они активно использовались правительственными войсками.

Немного истории БМ-13 «Катюша»

После окончания Первой мировой войны заметно повысился интерес к твердотопливным пороховым ракетам, и разработками в этом направлении занимались конструкторы сразу в нескольких странах. Сами по себе реактивные ракеты нельзя назвать чем-то инновацией, скорее это — возвращение к «хорошо забытому старому». Дело в том, что пороховые ракеты не так уж редко применялись вплоть до середины XIX столетия, но по мере развития нарезной артиллерии они до поры сдали свои позиции.

Возрождению интереса к ракетному оружию способствовали несколько причин: во-первых, были изобретены более совершенные виды пороха, что позволило значительно увеличить дальность полета реактивных снарядов; во-вторых, ракеты прекрасно подходили в качестве оружия для боевых аэропланов; а в-третьих, ракеты можно было использовать для доставки отравляющих веществ.

Последняя причина была наиболее важной: исходя из опыта Первой мировой войны, военные практически не сомневались, что следующий конфликт без боевых газов точно не обойдется. В СССР создание ракетного оружия началось с экспериментов двоих энтузиастов — Артемьева и Тихомирова

В 1927 году был создан бездымный пироксилино-тротиловый порох, а в 1928 году был разработан первый реактивный снаряд, сумевший пролететь 1300 метров. В это же время начинается целенаправленная разработка ракетного оружия для авиации

В СССР создание ракетного оружия началось с экспериментов двоих энтузиастов — Артемьева и Тихомирова. В 1927 году был создан бездымный пироксилино-тротиловый порох, а в 1928 году был разработан первый реактивный снаряд, сумевший пролететь 1300 метров. В это же время начинается целенаправленная разработка ракетного оружия для авиации.

В 1933 году появились экспериментальные образцы авиационных реактивных снарядов двух калибров: РС-82 и РС-132. Основным недостатком нового оружия, который абсолютно не устраивал военных, была их малая точность. Снаряды имели небольшое оперение, которое не выходило за его калибр, а в качестве направляющих использовалась труба, что было весьма удобно. Однако для повышения точность ракет их оперение пришлось увеличить и заняться разработкой новых направляющих.

Кроме того, пироксилино-тротиловый порох не слишком хорошо подходил для массового производства этого вида оружия, поэтому решено было использовать трубчатый нитроглицериновый порох.

В 1937 году испытали новые ракеты с увеличенным оперением и новые отрытые направляющие рельсового типа. Нововведения значительно улучшили кучность стрельбы и увеличили дальность полета ракеты. В 1938 году реактивные снаряды РС-82 и РС-132 были приняты на вооружение и начали выпускаться серийно.

В том же году перед конструкторами была поставлена новая задача: создать реактивную систему для сухопутных войск, взяв за основу реактивный снаряд калибра 132 мм.

В 1939 году был готов 132-мм осколочно-фугасный снаряд М-13, он имел более мощную боевую часть и увеличенную дальность полета. Добиться таких результатов удалось за счет удлинения боеприпаса.

В этом же году была изготовлена и первая реактивная установка МУ-1. Восемь коротких направляющих устанавливались поперек грузового автомобиля, шестнадцать реактивных снарядов крепились к ним попарно. Эта конструкция получилась весьма неудачной, во время залпа машина сильно раскачивалась, что приводило к значительному снижению кучности боя.

В сентябре 1939 года начались испытания новой реактивной установки – МУ-2. Основой для нее служил трёхосный грузовик ЗиС-6, эта машина обеспечивала боевому комплексу высокую проходимость, позволяло быстро менять позиции после каждого залпа. Теперь направляющие для ракет располагали вдоль автомобиля. За один залп (примерно 10 секунд) МУ-2 выстреливала шестнадцать снарядов, вес установки с боекомплектом составлял 8,33 тонны, дальность стрельбы превышала восемь километров.

При такой конструкции направляющих раскачивание машины во время залпа стало минимальным, кроме того, в задней части автомобиля были установлены два домкрата.

В 1940 году были проведены государственные испытания МУ-2, и ее приняли на вооружение под обозначением «реактивный миномет БМ-13».

За день до начала войны (21 июня 1941 года) правительство СССР приняло решение о серийном производстве боевых комплексов БМ-13, боеприпасов к ним и формировании специальных частей для их использования.

Первый же опыт применения БМ-13 на фронте показал их высокую эффективность и способствовал активному производству этого вида оружия. Во время войны «Катюша» выпускалась несколькими заводами, был налажен массовый выпуск боеприпасов для них.

Боевое крещение под Оршей

Первый залп батарея советских реактивных миномётов (так для пущей секретности стали называть новый вид боевой техники) в составе семи боевых установок БМ-13 произвела в середине июля 1941 года. Произошло это под Оршей. Опытная батарея под командованием капитана Флёрова нанесла огневой удар по железнодорожной станции Орша, на которой было замечено скопление боевой техники и живой силы противника.В 15:15 14 июля 1941 года по вражеским эшелонам был открыт шквальный огонь. Вся станция в мгновение ока превратилась в огромное огненное облако. В тот же день в своём дневнике начальник немецкого Генерального штаба генерал Гальдер записал: «14 июля под Оршей русские применили неизвестное до этого времени оружие. Огненный шквал снарядов сжёг железнодорожную станцию Орша, все эшелоны с личным составом и боевой техникой приехавших военных частей. Плавился металл, горела земля».

Моральный эффект от применения реактивных миномётов был ошеломляющим. Противник потерял на станции Орша больше батальона пехоты и огромное количество боевой техники и вооружения. А батарея капитана Флёрова нанесла в тот же день ещё один удар — на этот раз по вражеской переправе через реку Оршицу.Командование вермахта, изучив информацию, полученную от очевидцев применения нового оружия русских, было вынуждено издать специальную инструкцию своим войскам, в которой говорилось: «С фронта поступают сообщения о применении русскими нового вида оружия, стреляющего реактивными снарядами. Из одной установки в течение 3-5 секунд может быть произведено большое число выстрелов. О каждом появлении этих орудий надлежит в тот же день донести генералу, командующему химическими войсками, при верховном командовании». За батареей капитана Флёрова началась настоящая охота. В октябре 1941 года она оказалась в Спас-Деменском «котле» и попала в засаду. Из 160 человек к своим выйти удалось только 46. Сам командир батареи погиб, предварительно убедившись, что все боевые машины взорваны и в руки врага целыми не попадут.

Уцелели немногие

Об эффективности боевого применения «катюш» в ходе наступления на укреплённый узел противника может послужить пример разгрома Толкачёвского оборонительного узла в ходе нашего контрнаступления под Курском в июле 1943 года.Деревня Толкачёво была превращена немцами в сильно укреплённый узел сопротивления с большим количеством блиндажей и дзотов в 5-12 накатов, с развитой сетью траншей и ходов сообщений. Подходы к деревне были плотно минированы и прикрыты проволочными заграждениями.Залпами реактивной артиллерии значительная часть дзотов была разрушена, траншеи вместе с находившейся в них вражеской пехотой засыпаны, огневая система полностью подавлена. Из всего гарнизона узла, насчитывавшего 450-500 человек, уцелели только 28. Толкачёвский узел был взят нашими частями без какого-либо сопротивления.

«Катюши» и «ишаки»

Реактивная артиллерия не была новинкой для германских войск. В Красной Армии немецкие реактивные минометы нередко называли «ишаками» за характерный звук во время стрельбы. Вопреки распространенному мнению, и установки и реактивные снаряды все же попадали в руки врага, но прямого копирования, как это было с образцами советского стрелкового и артиллерийского вооружения не произошло.

Да и развитие немецкой реактивной артиллерии пошло несколько по иному пути. Впервые в ходе Великой Отечественной войны германские войска использовали 150 мм реактивные минометы в боях за Брестскую крепость, отмечено их применение при штурме Могилева и в ряде других событий. Советские реактивные установки БМ-13 превосходили немецкие системы по дальности стрельбы, уступая в тоже время по кучности. Известно число советских танков, орудий, самолетов, стрелкового вооружения, выпущенных за годы войны, но нет пока цифр относительно количества советских реактивных установок, а также количества потерянных в ходе войны «Катюш».

Об истории создания ракетных установок

Разработки реактивных снарядов начались у нас еще в 20-е годы XX века и проводились сотрудниками Газодинамического института. В 30-х исследования продолжились в Ракетном научно-исследовательском институте, возглавляемом Георгием Лангемаком. Впоследствии он был арестован, подвергся репрессиям.

В 1939–1941 годах происходило усовершенствование реактивных систем, проводились испытания. В марте — июне 1941 года был показ систем. Решение о создании батарей, включавших в себя новое оружие, было принято буквально за несколько часов до начала войны: 21 июня 1941 года. Вооружение первой батареи составили машины БМ-13 со снарядом 130 мм. Одновременно шла разработка машин БМ-8, а в 1943 году появились БМ-31.

Помимо машин, был разработан еще и специальный порох. Немцы охотились не только за нашими установками, но и за составом пороха. Его секрет им так и не удалось разгадать. Отличие в действии этого пороха было в том, что немецкие орудия оставляли длинный дымный шлейф, который составлял более 200 метров, — сразу можно было понять, откуда стреляют. У нас такого дыма не было.

Готовились эти реактивные системы залпового огня на заводе «Компрессор» (в мирное время это был завод холодильного оборудования, что с хорошей стороны характеризует взаимозаменяемость в сфере тяжелой промышленности) и на воронежском заводе «Коммунар». И конечно, кроме первой батареи капитана Флёрова в начале войны создавались и другие батареи, на вооружении которых находились реактивные системы. Как представляется современным исследователям, в самом начале войны они посылались для охраны штабов. Большинство из них были посланы на Западный фронт для того, чтобы немцы не могли внезапно захватить штаб, чтобы ошеломить противника огнем и остановить его наступление.

Гость форума
От: admin

Эта тема закрыта для публикации ответов.