Беспроводные мушкетеры: супер-фау-2 на французской службе

Алан-э-Дейл       21.10.2022 г.

Fi-103B-1

Еще до начала массового производства Фау-1, Министерство вооружений и боеприпасов пришло к выводу, что даже это “дешевое оружие” обходится Рейху слишком уж дорого. Острая нехватка ценных в условиях военного времени материалов (в том числе и стали), вызванная огромными потерями на фронтах и непрерывными бомбардировками, вынуждала экономить на всем.

В попытке уменьшить стоимость ракеты, была разработана упрощенная и удешевленная версия Фау-1. На ней стальное крыло заменили деревянным несколько большего размаха, а носовой обте­катель выполнили из фанеры. Вес ракеты уменьшился примерно на 38 килограмм, что повлекло за собой небольшую прибавку к дальности. Все ракеты версии B-1 снаряжались амматолом.

Первые Fi-103B-1 были запущены в феврале 1945 года по Антверпену. Большая часть ракет, собран­ных зимой 1944-1945 года, относилась, по-видимому, к этой серии.

(предположительно) Fi-103G

В начале 1945 года, в Пенемюнде еще продолжались работы над усовершенствованными моделями Фау-1. Наиболее близкая к реализации модель была известна как “500-километровая версия”, и, вероятно, должна была получить буквенное обозначение Fi-103G.

На этой модели ракеты, объем топливного бака предполагалось довести до 1200 литров. Использо­вание топлива E-2 и двигателя As 109-44 позволило бы обеспечить дальность полета порядка 450–470 километров. Это дало бы возможность обстреливать Лондон непосредственно с территории Германии. Поскольку запаса сжатого воздуха (приводившего в действие рули и автопилот ракеты) в стандартном сферическом баке не хватало на столь долгий полет, а для установки более крупного бака не хватало места, новая модель должна была получить примитивный компрессор, питаемый от двигателя.

“500-километровая версия” не была готова к концу войны и не поступила в серийное производство. Незавершенный прототип был захвачен союзными войсками на фабрике “Миттельверк”.

Самолет-снаряд выходит в серию

Фюзеляж Fieseler Fi 103 был цельнометаллическим. Его конструкция получилась
относительно простой и оптимизированной для массового производства. Изготовление
Fi 103 происходило на 50 разных предприятиях. Сборку летающей бомбы осуществляли
компания Fieseler в Нордхаузене (Nordhausen) и Пенемюнде, а также «Фольксваген»
на заводе в Фаллерслебен (Fallersleben). Для транспортировки планер разбирали и
компактно упаковывали.

Производство летающей бомбы на заводе

Дальность полета неуправляемого самолета-снаряда достигала
250 км. Боевая часть снаряжалась зарядом из почти 850 кг аматола, смеси тротила
и искусственного удобрения.

Askania Werke. Эмблема завода.

Аппаратура наведения поставлялась заводом «Асканиа
Верке» (Askania Werke, г. Берлин)
и работала по принципу автопилота. Перед стартом курс, высота полета и
расстояние до пункта назначения, а также параметры ветра вводились в блок
управления. Отклонения от курса, высоты или изменения ориентации
самолета-снаряда в пространстве корректировались с помощью магнитного компаса,
гироскопа и барометрического альтиметра. В процессе полета компас снабжался сжатым
воздухом из сферических емкостей.

Расстояние до цели измерялось небольшим пропеллером на носу летающей
бомбы. Его обороты синхронизировались со счетчиком. После истечения заданного
значения процесс падения начинался автоматически. Как только угол пикирования
достигал 60 градусов – двигатель отключался.

Головная часть самолета-снаряда

Подрыв боевой части производился электрическим детонатором в
носовой части. Дополнительно устанавливались два механических взрывателя контактного
и временного действия.

Часть летающих бомб имела передатчик MW FuG 23 с буксируемой
антенной, работавший в диапазоне частот от 340 до 500 кГц. Станции наведения
отслеживали сигнал передатчик до подрыва. Последний зафиксированный пелен позволял
следующие «Фау 1» наводить более точно.

От «V 1″ до «ужаса Айфеля»

Выкат Fieseler Fi 103 на стартовую позицию

Немецкая
летающая бомба Fieseler Fi 103 согласно учетам Министерства авиации рейха
получила официальное обозначение тип 103. Ее кодовое имя сначала звучало как
«вишневая косточка» (Kirschkern),
а вскоре после, как мишень для 76 мм зенитной артиллерии (Flakzielgerät, или FZG 76). В качестве прозвище Fi 103 также
именовался «Цербер» (Höllenhund).
Агитационная машина Геббельса, напротив, выработала броское название –
«оружие возмездия» (Vergeltungswaffe,
V-waffe, или «V 1»).

Среди
населения Великобритании из-за частого появления и характерного звука
двигателя, распространились прозвища «самолет-снаряд» (Doodlebug) или «гудящая бомба»
(Buzz Bomb). Поскольку относительно
многие «Фау 1», стартовавшие с баз в Айфеле (Eifel, Германия) в
направление Антверпена, Брюсселя и Льеж, падали уже на ранней стадии полета, у
местных жителей появился оборот «ужас Айфеля».

Новые идеи

Сразу после войны, в 1946 году, идея посадить человека на «Фау-2» чтобы достичь космоса, серьезно рассматривалась в трех странах. Перебравшийся в США ракетный специалист штурмбаннфюрер СС Вернер фон Браун отклонил просьбы добровольцев армии США полететь в космос на «Фау-2». По какой причине – можно только догадываться. Может быть он был добрый, и ему людей было жалко. А может просто понимал, что это было технически очень сложно сделать.

В Великобритании тоже была предложена, но в итоге отвергнута существенная модификация «Фау-2» для достижения той же цели.

В СССР тоже были подобные мысли. Михаил Клавдиевич Тихонравов, советский инженер-ракетчик, предложил запустить в космос к 1948 году пилотируемую капсулу с помощью ракеты «Фау-2». Однако эта идея не была поддержана советским руководством. Оно посчитало, что нужно в первую очередь перенести производство «Фау-2» из Германии в СССР. А потом уже думать о том, что со всем этим хозяйством делать.

До запуска капсулы с космонавтами в 40-е годы прошлого столетия дело так и не дошло. «Фау-2» и ее модификации советской постройки использовались с 1954 года для запуска в космос только собак. Но в капсулах, слишком маленьких для человека.

И последствия

Однако, особого интереса проект у французского правительства не вызвал. Программа “Super-V-2” была слишком масштабной и комплексной. Хотя инженеры CEPA выполнили значительные теоретические проработки в отношении двигателей и системы подачи топливных компонентов для ракеты R1, в металле был изготовлен и испытан только газогенератор двигателя с тягой в 40 тонн.

Итоговая же цель – планирующая ракета R2M – вызывала у французских военных закономерные подозрения. Немецким конструкторам было справедливо указано, что они не имеют никакого опыта создания сверхзвуковых планеров (не считать же за таковой два неудачных пуска оснащенной крыльями А4b?), а также что планирующая ракета потребует принципиально новой системы наведения (которую немцы благоразумно оставляли «за скобками»). В целом, R2M подозрительно смахивала на очередное “вундерваффе”, и немецким ракетчикам ясно дали понять, что французское правительство платить за это не будет.

Ракета «Вероника» — «одна десятая» от Супер-Фау-2. Оказалась крайне успешной, и стала основой для последующих французских боевых и космических ракет

Единственным, что реально заинтересовало французских военных, было использование азотной кислоты и керосина в качестве долгохранящейся топливной смеси. С точки зрения практического применения в боевых условиях, такая комбинация была значительно выгоднее жидкого кислорода и керосина. Поэтому, хотя работы над Super-V-2 были прекращены в 1948 году, группа инженеров получила заказ на разработку экспериментальной суборбитальной ракеты, использующей эту топливную пару. Так началась программа “Veronique”, в итоге легшая в основу всей французской космонавтики.

Долг Королева

К этому времени в активе советской ракетной программы уже было восстановление в советской оккупационной зоне германской ракетной промышленности и ее научно-испытательной базы, включая создание института ракетной техники «Нордхаузен», главным инженером которого стал Королев.

Здесь работали несколько тысяч немцев, занимавшихся сборкой «Фау-2» из обнаруженных Красной армией узлов и агрегатов. Уже советским «Фау-2» присвоили секретный индекс «Изделие Н» (что, вероятно, означало «Нордхаузен»).

Деятельность института обеспечивала развернутая на территории Восточной Германии ракетная часть – так называемая бригада особого назначения резерва Верховного главнокомандования (РВГК). Ее и оснастили «Изделиями Н» – «Фау-2».

Сборкой «Изделий Н» дело не ограничилось – параллельно предпринимались усилия по налаживанию производства «Фау-2» на территории СССР. При этом использовались немецкие комплектующие. Эти ракеты получили обозначение «Изделие Т».

Для летных испытаний «Фау-2» обустроили полигон Капустин Яр, куда вместе с Королевым и другими советскими специалистами отправили и немцев. Первый пуск состоялся 18 октября 1947 года. Эта дата является днем рождения «большой» русской ракетной техники. До конца 1947 года на полигоне запустили еще 10 «Фау-2» как немецкой («Н»), так и советской («Т») сборки. В своем дневнике Королев записал: «Пыль носится ужасная. Жара днем, холод ночью. Нехватка воды. И эта унылая солончаковая степь кругом. Свой долг здесь я выполню до конца и убежден, что мы вернемся с хорошими, большими достижениями».

Руководство СССР этими достижениями оказалось вполне удовлетворено, и в 1948 году вышло правительственное постановление о производстве «Фау-2», которой присвоили наименование Р-1 «Победа» (8А11), уже из собственных деталей. В этом плане пришлось изрядно постараться. Поначалу Р-1 не всегда хотела летать, что требовало доводки ее систем и повышения уровня качества технологических процессов, совершенно новых для советской «оборонки».

Р-1, конечно, в целом и общем была репликой «Фау-2», но советские инженеры внесли в ее конструкцию некоторые изменения и увеличили объем заправки горючим – им был самого отменного качества этиловый спирт (а окислителем – соответственно жидкий кислород).

Fi-103E-1

Первая “дальнобойная” версия Фау-1. В августе 1944, наступающие американские войска захватили немецкие пусковые позиции в Па-де-Кале. Дальности стандартных ракет Фау-1 не хватало для применения их с более удаленных позиций.

Пытаясь решить эту проблему, немецкие инженеры создали новую версию ракеты. Вес боевой части уменьшили, а стальную обшивку отделения боевой части заменили на фанерную. Высвободившийся вес использовали для увеличения объема топливного бака до 810 литров (т.е. почти на треть по сравнению с версией A-1).

Ракета E-1 предназначалась для применения по Лондону с позиций в Голландии, однако мне не удалось установить, производилась ли эта версия серийно и применялась ли в боевых действиях. Возможно, работы над Е-1 не вышли за стадию прототипов, поскольку 30% увеличение запаса топлива едва ли могло обеспечить эффективный обстрел Лондона с более удаленных позиций.

Значение в освоении космоса

Копия первой ракеты «Фау-2» в музее Пенемюнде

Картинка из фильма «Девушка на Луне», нанесённая на основание ракеты (копия первой ракеты «Фау-2» в музее Пенемюнде)

Именно ракета «Фау-2» стала первым в истории искусственным объектом, совершившим суборбитальный космический полёт. В первой половине 1944 года, с целью отладки конструкции, был произведён ряд вертикальных пусков ракет с несколько увеличенным (до 67 сек) временем работы двигателя (подачи топлива). Высота подъёма при этом достигала 188 километров.

С запуска трофейных, а позже модифицированных ракет «Фау-2» начинались как некоторые американские (программа Hermes), так и советские ракетные программы. Первые китайские баллистические ракеты Дунфэн-1 также начинались с освоения советских ракет Р-2, созданных на основе конструкции «Фау-2». Относительно последнего случая нужно, однако, особо отметить, что серьезного влияния на последующую китайскую ракетную программу выпуск Р-2 не оказал. Действительное её развитие началось с освоения Р-5М и гептиловых ЖРД конструкции Исаева, имеющих иную генеалогию.

По мнению историка освоения космоса и куратора лондонского музея космических технологий Дуга Милларда (Doug Millard), все достижения в освоении космоса, включая высадку на Луну, были сделаны на основе технологий Фау-2.

Как развивались боеприпасы

Исторически первым и главным артиллерийским средством поражения было простое ядро. Глиняные горшки с горящей нефтью и калёные ядра уже можно было считать зажигательными боеприпасами, ну а первым осколочно-фугасным оружием была артиллерийская бомба, снаряжённая порохом. Взрыв пороха разрывал чугунный корпус на множество осколков, поражающих живую силу в определённом радиусе. В уменьшенном виде такое оружие стало ручными гранатами.

До 19 века развитие шло очень медленно, а затем осколочные боеприпасы потеснила шрапнель. Этот снаряд с помощью дистанционного взрывателя детонировал над позициями противника, поражая его круглыми пулями. Развитие фугасных снарядов дало новый импульс появление мощных взрывчатых веществ. В ходе русско-японской войны российским кораблям тяжелейшие разрушения наносили японские снаряды, имевшие мощное фугасное действие.

Хотя слово фугас происходит от лат. focus — огонь, огня при разрыве может не быть вовсе, это обобщающее название включающее и зажигательные боеприпасы и боезаряды при взрыве которых образуется большой объем газов и, как следствие – огромное давление, которое и является разрушающим фактором.

Люфтваффе активно применяло тип боеприпасов, известный как “Minengeschoss” – снаряды калибра 20-30 мм из тонкой стали с очень высоким содержанием взрывчатого вещества. Осколков он практически не давал, но разрываясь внутри конструкции самолёта, наносил ему фатальные повреждения. Сильно уменьшенным фугасным снарядом можно считать разрывные пули.

Кумулятивные боеприпасы используют эффект Монро – если в заряде сделать выемку, то сила взрыва будет концентрироваться в её направлении. А если выемку облицевать металлом, то взрыв сформирует из металла гиперзвуковую струю, которая и пробивает броню.

https://youtube.com/watch?v=X9AgsWgyiJg

В ходе Великой Отечественной Войны такие заряды пригодились противотанковых мин и орудий с невысокой баллистикой. В послевоенные годы начался новый виток развития вооружения, связанный с появлением объёмно-детонирующих и термобарических боеприпасов.

Подвиг разведчиков

Когда стало понятно, что через заслоны противовоздушной обороны крылатым ракетам Фау-1 к Ленинграду никак не пробиться, в Берлине приняли попытку обстреливать город баллистическими Фау-2 с дальностью пуска до тысячи километров. Ещё 26 февраля 1944 года авиация Ленинградского фронта нанесла удар по вражескому аэродрому возле эстонского города Раквере и вывела из строя лётное поле.

А вот о стартовой площадке Фау-2 возле аэродрома никто и не подозревал, пока полгода спустя в этом же районе не высадилась на парашютах разведгруппа разведотдела Краснознамённого Балтийского флота во главе со старшиной 2 статьи Владимиром Фёдоровым.

А вскоре под бомбами союзной авиации перестал существовать и специальный центр на острове Узедом, откуда брала начало ракетная программа Третьего рейха. А создатель ракет семейства «Фау» Вернер фон Браун перебрался к новым работодателям за океан.

Америка перенимает опыт

В ноябре 1945 года в Нюрнберге начался Международный военный трибунал. Страны-победители судили военных преступников и членов СС. Но на скамье подсудимых не было ни Вернера фон Брауна, ни его ракетной команды, хотя они были членами партии СС.

И уже в марте 1946 года на полигоне в Нью-Мехико американцы начинают испытания вывезенных из «Миттельверка» ракет Фау-2. Руководил запусками Вернер фон Браун. Лишь половина запущенных «Ракет возмездия» сумела взлететь, но это не остановило американцев — они подписали сотню контрактов с бывшими немецкими ракетчиками. Расчет администрации США был прост — отношения с СССР быстро портились, и требовался носитель для ядерной бомбы, а баллистическая ракета — идеальный вариант.

В 1950 году группа «ракетчиков из Пенемюнде» переезжает на ракетный полигон в штате Алабама, где начались работs над ракетой «Редстоун». Ракета практически полностью копировала конструкцию А-4, но из-за внесенных изменений стартовая масса возросла до 26 тонн. При испытаниях удалось достигнуть дальности полета в 400 км.

В 1955 году жидкостная ракета оперативно-тактического назначения SSM-А-5 «Редстоун», оснащенная ядерной боеголовкой, была развернута на американских базах в Западной Европе.

В 1956 году Вернер фон Браун возглавляет американскую программу баллистической ракеты Jupiter.

1 февраля 1958 года, через год после советского «Спутника», был запущен американский «Эксплорер-1». На орбиту его доставила ракета «Юпитер-С» конструкции фон Брауна.

В 1960 году «ракетный барон» становится членом Национального управления США по аэронавтике и исследованию космического пространства (NASA). Спустя год под его руководством проектируются ракеты Saturn, а также космические корабли серии Apollo.

20 июля 1969 года космонавт Нил Армстронг ступил на поверхность Луны.

По германскому образцу

Немецкая Фау-2 к концу Второй мировой войны представляла собой образец единственной в мире управляемой баллистической ракеты. Она была разработана в 1937 году Вернером фон Брауном, использовавшим идеи основоположника современной ракетной техники и пилотируемой астронавтики Германа Оберта.

Именно Фау-2 первой суждено было подняться в космос. В современном представлении граница космоса начинается на высоте 100 километров, после так называемой линии Кармана, где аэродинамическая авиация становится невозможной. 17 февраля 1943 года Фау-2 с приборами на борту преодолела высотную планку в 190 километров! А уже в начале 1944 года фон Браун с коллегами Гельмутом Греттрупом и Вальтером Риделем проделали расчеты, позволявшие их детищу вывести на орбиту Земли искусственный спутник. Однако Гитлеру нужно было не покорение космоса, а орудие возмездия.

К сожалению, Советскому Союзу, в отличие от Соединенных Штатов, достались лишь незначительные детали Фау-2. Технологию ракеты нужно было восстанавливать фактически с нуля, используя сохранившиеся чертежи. В отдельных случаях советским и немецким специалистам приходилось по многочисленным фрагментам собирать очень сложные агрегаты, уничтоженные союзниками в ходе многочисленных бомбардировок Германии.

Вплоть до середины 1950-х советские ракетостроители свои расчеты делали на немецких вычислительных машинках. Однако с трофейной техникой вскоре возникли серьезные проблемы: она быстро выходила из строя, а запасных деталей не было. Вот тут-то и появились доморощенные умельцы, которые наладили выпуск запчастей, продавая их только за наличку. Королеву пришлось выкручиваться и придумывать вариант с премиями «доверенным лицам»: эти деньги и шли на покупку дефицитного товара.

Один из наиболее талантливых советских авиаконструкторов, Виктор Болховитинов, сначала не поверил, что в военных условиях Германия могла создать настолько мощный двигатель. Советские ученые в своих экспериментальных жидкостных ракетных двигателях добивались тяги лишь в несколько сотен килограмм, а немцы вышли на уровень полторы тонны. Познакомившись с германской разработкой, конструктор был сильно удивлен, что она не использует привычные в СССР азотную кислоту и керосин. Топливом для Фау-2 служили этиловый спирт и жидкий кислород.

Главным инициатором копирования Фау-2 считают министра вооружения СССР, Дмитрия Устинова. Именно он убедил Сталина создавать первую советскую ракету по германскому образцу. Критики в свой адрес он тогда получил немало. Его оппоненты твердили, что технологии Фау-2 уже морально устарели и к тому же имели массу уязвимых мест.

Однако, как показало время, с организационно-производственной точки зрения решение Устинова оказалось верным. СССР, еще не имевший в первые послевоенные годы развитой ракетной промышленности, не смог бы в кратчайшие сроки создать и запустить собственную ракету без адаптации германского опыта. И сам Королев неоднократно говорил, чтобы приступить к решению задач по покорению космоса нужно освоить простейшие ракеты, какой и являлась Фау-2.

На пути к гиперзвуку

Гиперзвуковой «барьер» начинается с пяти Махов — от 5400 до 6130 км/ч в зависимости от высоты полета гиперзвукового летательного аппарата (ГЗЛА). Первой его преодолела немецкая Фау-2, разгонявшаяся на завершающем участке полета до 6120 км/ч. В 60-е годы в США был разработан экспериментальный ракетоплан Х-15, стартовавший с внешней подвески СБ В-52. В 1967 году он смог достичь 6,7 Махов.

Немецкая ракета ФАУ-2

Помимо Х-15 в годы Холодной войны американцы пытались воплотить в жизнь несколько подобных программ, в частности, Dyna-Soar (1957-1963 г. г.) и Rockwell X-30 (80-е годы). Советским ответом стал гиперзвуковой самолет «Спираль», однако в начале 70-х проект был закрыт. Та же участь постигла и американские программы. Причина всех неудач — отсутствие на то время необходимых технологий в решении двух главных проблем. Первая — перегрев корпуса при полете на гиперзвуке, из-за чего «жизнь» ГЗЛА того времени измерялась несколькими минутами.

Американский ГЗЛА Х-15

Вторая глобальная проблема — двигатель. ТРД не приспособлен для таких скоростей. Оптимальный вариант — прямоточный реактивный двигатель (ПРД), который, запускается при скорости не меньше 5 Махов, поэтому для него требовался специальный разгонный блок. Как следствие, в 80-90-е годы гиперзвуковая тема вынужденно «взяла тайм-аут».

Fi-103D-1

Эта версия ракеты была разработана на случай начала химической войны. Боевая часть должна была нести заряд ОХВ вроде зарина или табуна, и, возможно, представлять собой выливной прибор, распыляющий содержимое по мере полета ракеты. В остальном, D-1 соответствовала модели B-1, за исключением несколько меньшего веса химической боевой части.

Модификация D-1 не производилась серийно. Германское командование предпочитало не произво­дить массово средства доставки химического оружия: поскольку после инцидента 8 сентября 1939 года (когда польские солдаты случайно применили химические боеприпасы, перепутав их с обычными), боялось непреднамеренно спровоцировать союзников на катастрофический ответный химический удар. В результате, проекты носителей химического оружия держались в секрете, а запасы химического оружия эвакуировались в тыл — из опасений, что какой-нибудь отчаявшийся генерал может самовольно спровоцировать химический Армагеддон.

Оценка проекта


Памятная доска на Гроув Род, Миль Энд в Лондоне на месте падения первого снаряда Фау-1 13 июня 1944 г, унесшего жизни 11 лондонцев В конце декабря 1944 года генерал Клейтон Биссел (Clayton Bissell) представил отчет, указывающий на значительные преимущества V1 по сравнению с традиционными воздушными бомбардировками.

Им была подготовлена следующая таблица:Сравнение Blitz (12 месяцев) и летающих бомб V1 (2 ¾ месяца)

Blitz V1
1. Стоимость для Германии
Вылетов 90 000 8025
Вес бомб, тонн 61 149 14 600
Израсходовано топлива, тонн 71 700 4681
Потеряно самолетов 3075
Потеряно экипажа 7690
2. Результаты
Строений уничтожено/повреждено 1150 000 1127 000
Потери населения 92 566 22 892
Отношение потерь к расходу бомб 1,6 4,2
3. Стоимость для Англии Усилия самолетов сопровождения
Вылетов 86800 44 770
Потеряно самолетов 1260 351
Потеряно человек 2233 805

В целом, по соотношению «стоимость/эффективность», Фау-1 была достаточно эффективным оружием (в отличие от существенно более дорогой Фау-2). Она была дешевой и простой, могла производиться и запускаться массово, не требовала обученных пилотов и в целом, даже с учётом значительных потерь самолётов-снарядов от противодействия англичан, наносимый ракетами ущерб был больше затрат на производство, собственно, ракет. Полностью собранная Фау-1 стоила всего 3,5 тысяч рейхсмарок— менее 1 % от стоимости пилотируемого бомбардировщика с аналогичной бомбовой нагрузкой[источник не указан 1781 день

Следует также учитывать, что противодействие ракетным обстрелам потребовало от англичан значительных усилий, задействования множества зенитных орудий, истребителей, прожекторов, РЛС и персонала и в итоге значительно превосходили по стоимости сами задействованные ракеты, даже без учёта наносимого последними ущерба[источник не указан 1781 день

После войны[править]

Основные статьи: Операция «Скрепка», Операция «Backfire», Ракета «Р-1»

В США исследования трофейных ракет проводились в рамках программы разработки баллистических ракет Hermes. После войны из Германии в США в разобранном виде было вывезено около 100 готовых ракет. В 1946—1952 армия США осуществила 63 пуска ракет с исследовательскими целями и один запуск осуществил с палубы авианосца ВМФ США. Тем не менее, американское ракетостроение уже имело две собственные программы разработки баллистических ракет, технологически более прогрессивных, чем немецкие образцы — WAC Corporal и Convair RTV-A-2 Hiroc — и поэтому не заинтересовались дальнейшим развитием семейства Фау-2.

Значение в освоении космосаправить

Копия первой ракеты «Фау-2» в музее Пенемюнде

Картинка из фильма «Девушка на Луне», нанесённая на основание ракеты (копия первой ракеты «Фау-2» в музее Пенемюнде)

Именно ракета «Фау-2» стала первым в истории искусственным объектом, совершившим суборбитальный космический полёт. В первой половине 1944 года, с целью отладки конструкции, был произведён ряд вертикальных пусков ракет с несколько увеличенным (до 67 сек) временем работы двигателя (подачи топлива). Высота подъёма при этом достигала 188 километров.

С запуска трофейных, а позже модифицированных ракет «Фау-2» начинались как некоторые американские (программа Hermes), так и советские ракетные программы. Первые китайские баллистические ракеты Дунфэн-1 также начинались с освоения советских ракет Р-2, созданных на основе конструкции «Фау-2». Относительно последнего случая нужно, однако, особо отметить, что серьезного влияния на последующую китайскую ракетную программу выпуск Р-2 не оказал. Действительное её развитие началось с освоения Р-5М и гептиловых ЖРД конструкции Исаева, имеющих иную генеалогию.

Применение

Первое крупное соединение ракетных войск – 65-й армейский корпус – сформировали в конце 1943 года. В его состав входил полк, который должен был производить запуски «Фау-1», но для конспирации именовавшийся «зенитно-артиллерийским». Спустя неделю после высадки войск в Нормандии начались «удары возмездия» по Британии.

По мере отступления вермахта из Франции позиции, с которых можно было наносить удары по Лондону, терялись, и «беспилотники» начали использовать для обстрела стратегически важных портов в Бельгии. Снаряды оказались крайне ненадёжными – до четверти запущенных «Фау-1» падало сразу после старта. Столь же велик был и процент ракет, чьи двигатели выходили их строя в полёте.

Для продолжения бомбардировок Лондона и снижения риска встречи с перехватчиками «Фау-1» пытались запускать с борта самолёта He.111H-22. Исследования показали, что при таких атаках терялись до 40% «Фау-1», а из самолётов-носителей была уничтожена почти треть.

Принцип действия ракеты

ФАУ 1 — первая крылатая ракета, запущенная в серийное производство. Запускалась с земли при помощи специального пускового механизма. Стартовав, ракета летела на маршевом двигателе. Если запас топлива в двигательном отсеке полностью расходовался, маршевый двигатель отключался, и ракета пикировала к цели.

ФАУ 2 имела несколько иной принцип действия. Дело в том, что FAU 2 была первой в мире ракетой, которая совершила полет на высоте 188 километров, почти вышла в космическое пространство. После запуска  ракета выходила на полетную высоту, и на этих эшелонах проходила большую часть пути. После достижения нужных координат, ФАУ 2 направлялась к земле и поражала свою цель.

Фау-1

ФАУ-1 (нем. V-1, от Vergeltungswaffe —
оружие возмездия), управляемая крылатая
ракета (ранее называлась самолётом-снарядом). В конце 2-й мировой войны применялась Германией для поражения крупных
объектов и деморализации населения Великобритании. Запускалась с помощью катапульты (иногда с самолёта-носителя) и затем
выводилась системой управления на заданную траекторию. Масса Фау-1  2,2 т, длина корпуса 7,6 м, максимальный диаметр 0,82 м, размах
крыльев 5,3 м. Двигатель — пульсирующий
воздушно-реактивный, работал на бензине и
развивал тягу ок. 2,7 кН (270 кгс) при скорости 550—600 км/ч, обеспечивая дальность
до 370 км. Высота полёта достигала 2000 м.
Боевая часть имела заряд Фау-1 массой 700 кг.
Система управления полётом — автономная,
магнитно-гироскопическая, обеспечивала вывод Фау-l на заданную высоту, горизонтальный полёт по заданным курсу и высоте с необходимой скоростью и перевод в пикирование на цель. Первый боевой пуск Фау-l состоялся 13 июня 1944 с пусковой установки,
размещённой на севере Франции; цель была
выбрана в Южной Англии. Из 10 500 ракет, нацеленных на Великобританию, на её территории
упало только 3200, из них на Лондон —
2500. Примерно каждая пятая ракета отказывала при пуске, каждая четвёртая уничтожалась английскими
истребителями, 17% сбивалось зенитной артиллерией, 7% разрушалось при
встрече с воздушными заграждениями. Недостатками ФАУ-1 были низкая точность попаданий
и относительно малая скорость полёта.

Оpлов А. С.

Советская военная энциклопедия.

«Оружие возмездия»
(Vergeltungswaffen), разработанное немецкими учеными в конце 2-й мировой
войны на секретной базе в Пенемюнде ракетное оружие V-1 («Фау-1») и V-2
(«Фау-2»), которое по замыслу Гитлера должно было переломить ход войны.

Первый боевой запуск ракеты V-1 на жидком топливе был произведен 12 июня
1944 с побережья Франции для поражения Лондона. В течение одной недели на
британскую столицу было выпущено более 8 тыс. ракет, многие из которых
оказались сбитыми силами английской противовоздушной обороны, по меньшей мере
630 взорвалось в воздухе, однако небольшая часть все же достигла цели.
Английские потери от этой бомбардировки составили около 6 тыс. человек убитыми
и около 40 тыс. ранеными. Три месяца спустя, 8 сентября 1944, с базы в
Нидерландах был произведен первый пуск ракеты V-2 по лондонскому району
Чизвик. Ракета V-2 имела около 15 метров длины, вес 13 тонн, в том числе
1-тонная боеголовка. Скорость ракеты была около 7 тыс. км в час, дальность
полета 500 км. На Англию было выпущено более 1 тыс. ракет V-2, 600 из которых
пришлось на Лондон. Потери англичан составили около 10 тыс. человек убитыми.

Использован
материал Энциклопедии Третьего рейха —
www.fact400.ru/mif/reich/titul.htm 

Литература: 

Секретное оружие третьего рейха. М., 1975;

Морозов Н. И. Баллистические ракеты стратегического назначения. М., 1974;

Латухин А. Н. Боевые управляемые ракеты.
М., 1968;

Мадер Ю. Тайна Хантсвилла. Пер.
с нем. М., 1965. 

Судьбоносные встречи

Тема космических полетов была весьма популярна в Европе двадцатых годов прошлого века. Поэтому нет ничего удивительного в том, что Вернер фон Браун интересовался ракетами как моделист-любитель и мечтал полететь в космос. Но после того, как Герман Оберт в 1928 году познакомил его со своими взглядами и выводами, фон Браун отчетливо понял: романтическая фантастика стремительно обретает черты реальности. И уже в 1930 году он приступил к самостоятельным работам над ракетами с жидкостным двигателем.

Вальтер Дорнбергер был не только знающим специалистом, но и волевым админист-ратором. Даже на этой фотографии, сделанной в лагере для военнопленных в 1946 году, хоро-шо видна неп-реклонность характера.

Вернеру фон Брауну на этой фотографии тридцать один год. Пик его успеха еще далеко в будущем.

В то же время оживился выпуск литературы по ракетам, стали привлекать внимание эксперименты, которые укладывались в законодательные рамки. Отдел баллистики и боеприпасов под руководством профессора Беккера (позже — генерала) заинтересовался этими идеями, что впоследствии привело к созданию исследовательского отдела. Ближе к концу 1929 года министр обороны, ознакомившись с докладом, принял решение изучить возможности использования ракет для военных целей

Примерно в это же время инженер-администратор Вальтер Дорнбергер, тогда еще капитан рейхсвера, был назначен научным куратором ракетных исследований и организовал первую научную экспериментальную станцию для исследования ракет на жидком топливе в Куммерсдорфе под Берлином

Ближе к концу 1929 года министр обороны, ознакомившись с докладом, принял решение изучить возможности использования ракет для военных целей. Примерно в это же время инженер-администратор Вальтер Дорнбергер, тогда еще капитан рейхсвера, был назначен научным куратором ракетных исследований и организовал первую научную экспериментальную станцию для исследования ракет на жидком топливе в Куммерсдорфе под Берлином.

Именно сюда, в коллектив людей, не желающих быть изобретателями-одиночками, и попал в 1932 году фон Браун — сначала в группу «Ракетенфлюгплац», а затем, после ее развала, на станцию «Запад». Вернер не был оторванным от земли мечтателем, он прекрасно понимал, что до полета в космос потребуется взять много рубежей, и один из них — ракеты как оружие. Спустя два года фон Браун произвел несколько удачных запусков экспериментальных ракет в рамках проекта под кодовым названием Aggregat. А в 1937 году, вступив в Национал-социалистическую партию, он занял должность технического руководителя ракетного исследовательского центра в Пенемюнде и стал главным конструктором проекта.

Технические параметры (R-IV)

Fieseler Fi 103 «Reichenberg»

  • Размах крыла: 5,7 м
  • Длина: 8 м
  • Взлётный вес: 2250 кг
  • Максимальная скорость: 800 км/ч
  • Дальность: около 330 км (на высоте 2500 м)
  • Боевой заряд: 850 кг Аматола
  • Привод: 1 × Argus As 014 — импульсный двигатель с тягой 3,4 кН (350 кПа)
  • Время работы двигателя: 32 мин

Всего было четыре типа:

  • Райхенберг I — тренировочная версия (планер)
  • Райхенберг II — тренировочный планер, двухместная с кабиной инструктора за кабиной (с посадочной лыжей)
  • Райхенберг III — тренировочная моторная версия (с двигателем и посадочной лыжей)
  • Райхенберг IV — боевая версия (без посадочной лыжи)
Гость форума
От: admin

Эта тема закрыта для публикации ответов.