Корея

Алан-э-Дейл       28.10.2022 г.

Иначе считают возраст

В Корее принята своя собственная методика исчисления возраста, в результате чего по-корейски ваш возраст на один-два года больше, чем в привычном для европейцев понимании. Происходит это потому, что время в утробе также засчитывается в возраст за один год, а затем при смене календарного года добавляется ещё год. Получается, если ребёнок родился 31 декабря, то 1 января ему по-корейски будет уже два года: год за рождение + ещё один год, так как сменился календарный год. Впрочем, корейцы прекрасно знают, что в мире другая система. Чтобы не возникало путаницы, можно спросить в каком году кореец родился. Потом можно уже самому высчитать его или её возраст.

Фактор Юн Сок Ёля

Иван Тимофеев:Украинский кризис. Кто в выигрыше?

Новый президент РК не слишком опытен во внешней политике, но базис его подхода ясен: укрепление отношений с США, сдерживание Китая, усиление давления на Северную Корею. Эти подходы не сулят России ничего хорошего в ситуации нынешний схватки с США.

На первой же пресс-конференции избранный президент заявил: «Я восстановлю альянс Южной Кореи и США. Я сделаю это стратегическим всеобъемлющим альянсом, разделяющим ключевые ценности, такие как либеральная демократия, рыночная экономика и права человека»

Невзирая на давние и сложные двусторонние исторические споры, он также подчеркнул стратегическую важность восстановления связей с другим азиатским союзником Вашингтона — Токио. Имеется также возможность формирования и развития интегрированной системы противоракетной обороны между США, РК и Японией

В отношении Северной Кореи Юн также допустил немало необычных высказываний, например, о необходимости превентивного удара если в РК решат, что вот-вот северокорейцы нанесут ракетный удар.

Очевидно, Сеул будет более активно вовлечен и в реализацию индо-тихоокеанской стратегии Вашингтона, по сути, направленной против Пекина. В частности, мы прогнозируем присоединение РК к QUAD. На основе Четырехстороннего диалога по безопасности и блока AUSKUS на наших глазах возникает подобие азиатского НАТО. Отношения с Китаем могут подвергнуться стресс-тесту, и «по совокупности» шансы на улучшение отношений с Россией ухудшатся.

Ранее Юн про Россию говорил немного, поскольку она не рассматривалась в качестве приоритета, и можно было «по бумажке» констатировать «необходимость развития взаимовыгодного сотрудничества». Однако после начала спецоперации на Украине он по собственной инициативе перешёл к очень критической риторике в адрес Москвы. Пробрасываются параллели с сакральной для корейцев темы борьбы корейского народа против японского колониализма, и действия России воспринимаются как несправедливая акция колониальной державы в отношении слабого соседа.

Впрочем, команда нового президента в области международных отношений и безопасности будет более реалистична. Она достаточно сильна, опирается на многолетние традиции и в целом ее взгляды российским специалистам хорошо известны. Но на Россию она во многом смотрит через «американские очки». Не будет откровением предположить, что все, даже незначительные шаги на российском направлении будут жестко контролироваться и сдерживаться из Вашингтона, а потому особой самодеятельности от корейцев и прогресса в двусторонних отношениях ждать не приходится. Для Москвы это не новость. В. Путин еще в 2019 г. публично заявил о «дефиците суверенитета» Сеула при принятии решений, касающихся его отношений с Москвой, даже если это отвечает его собственным интересам: «Есть какие-то союзнические обязательства у Республики Корея перед Соединёнными Штатами, и в какой-то момент всё останавливается».

Впрочем, справедливости ради надо отметить, что пожелания у будущей администрации вполне благие: в концептуальном документе по внешней политике, подготовленном перед выборами, высказано намерение «оживить двустороннее сотрудничество, вдохнув новую жизнь и восстановив динамику отношений между РК и Россией», «начать с проектов, которые выполнимы для обеих стран», «расширять обмен молодежью и обмены в области культуры и гуманитарных наук», «сформировать консультативный механизм высокого уровня «для расширения торговли и инвестиций, обратить внимание на медицинское обслуживание и туризм» и наконец « восстановить и активизировать информационное и политическое сотрудничество между РК и Россией по северокорейским вопросам» [] («восстанавливать», на наш взгляд, особо ничего не нужно, так как инфраструктура общения по северокорейской проблематике и на официальном, и на экспертном уровне достаточно развитая, хотя в связи с COVID-19 активность несколько спала).

Однако ясно, что после вступления в должность в мае у Юна явно не будет особого желания противоречить заокеанскому союзнику по поводу нормализации отношений с Россией, так что все вышесказанное останется на бумаге.

Вместо реформ — мобилизационная экономика

— Какова экономическая политика Ким Чен Ына? Проводит ли он какие-либо реформы? Есть ли попытки модернизировать экономику страны? Тем более что он признал довольно серьёзные провалы предыдущих лет.

— Он проводил реформы до санкционно-ковидного кризиса. Причём весьма успешно. Экономика после многолетних проблем ожила. Притом реформы походили на те, что проходили в Китае в 1980-х. Главное — поддержка частного бизнеса и самостоятельности госпредприятий. Ввели систему хозрасчёта — предприятие получало небольшой план и фонды под его выполнение, но всё, что производилось сверх плана, предприятие могло продавать по рыночным ценам. Это дало хороший результат, экономика поразительно быстро росла в 2010-х.

Но потом случились санкции и ковид, которые вынудили эти реформы приостановить и даже свернуть. Сейчас экономическая политика — централизация, усиление роли государства, попытки вытеснить частный сектор из некоторых отраслей и т. д. Всё это на фоне снижения ВВП.

То есть если в 2012–2018 годах мы видели движение в сторону рыночной экономики, то сейчас наблюдаем поворот к мобилизационной. Не полный, но ощутимый.

— Есть ли у вас понимание, куда эта страна будет двигаться дальше?

— Нет. Слишком много факторов на это влияет. В условиях американо-китайского противостояния Китай, который раньше относился к КНДР скептически, почти враждебно, начал предоставлять Пхеньяну помощь. Это означает, что Северной Корее сейчас не нужно особо беспокоиться о своём экономическом выживании.

Примерно с 2018 года они живут на своего рода социальное пособие, которое им по геополитическим соображениям выплачивает Китай. Это оказывает расхолаживающее действие на северокорейских руководителей, которым не хочется возиться с политически опасными и технически сложными реформами. Проще вернуться к мобилизационной экономике, к которой они привыкли и которая позволяет лучше контролировать население.

Получается, что фактор китайской помощи играет тут двойственную роль. С одной стороны, он гарантирует, что не будет голода, а с другой — снижает шансы на проведение реформ.

От Китая, как от геостратегического спонсора, много будет зависеть. Пока он заинтересован в буферной зоне и готов платить, чтобы держать страну на плаву.

Какие документы нужны путешественникам для въезда в Южную Корею

Электронное разрешение на въезд K-ETA не понадобится транзитным пассажирам, которые не собираются покидать чистую зону аэропорта в Южной Корее. Еще K-ETA не нужно тем, кто летит напрямую на остров Чеджу и будет находиться только там. Но прямые рейсы на остров временно приостановлены.

Все остальные путешественники, которые въезжают в страну без визы, должны оформить электронное разрешение. Подать заявку на K-ETA можно будет с 09:00 30 марта.

K-ETA оформляют не менее чем за 24 часа до посадки. Для этого заполняют анкету на английском языке на сайте k-eta.go.kr. В анкете прописывают личные и паспортные данные, электронную почту, номер телефона. Еще указывают цель поездки в Южную Корею, предполагаемый адрес проживания в стране и информацию о предыдущих визитах, если они были. После этого на сайте оплачивают сбор — 10 000 KRW⁣ (811 Р).

Разрешение действует два года — при повторной поездке в Южную Корею в течение этого срока получать новое не нужно.

На сайте K-ETA обращают внимание на то, что разрешение K-ETA не гарантирует въезд в Южную Корею — окончательное решение принимает пограничник. Отрицательный результат ПЦР-теста понадобится даже привитым туристам

Без него откажут в посадке на рейс. Анализы сдают в течение 48 часов до вылета. От тестирования освобождены дети до 6 лет — при условии, что сопровождающие их взрослые сдали анализы

Отрицательный результат ПЦР-теста понадобится даже привитым туристам. Без него откажут в посадке на рейс. Анализы сдают в течение 48 часов до вылета. От тестирования освобождены дети до 6 лет — при условии, что сопровождающие их взрослые сдали анализы.

Сертификат о вакцинации, если есть. Обладатели такого документа освобождаются от карантина. Корея принимает только документы о прививках одобренными ВОЗ препаратами. Подойдут сертификаты о вакцинации Comirnaty (Pfizer), Janssen (Johnson & Johnson), Spikevax (Moderna), Astrazeneca (Covishield и Vaxzevria), Sinopharm, Sinovac, Covaxin, Novavax. Документы нужно оформить на корейском или английском языке.

С момента последней прививки должно пройти 14 дней. Срок действия сертификата о вакцинации — 180 дней. Если сделан бустер, срок не ограничен. Путешественники должны заранее загрузить сертификат на сайт cov19ent.kdca.go.kr и получить QR-код. Его предъявляют на пограничном контроле.

Тем, кто предоставит фальшивые документы, грозит уголовная ответственность.

Все против Кореи

— Расскажите про санкционный режим, действующий против КНДР. Когда он заработал, в чём его особенности? Каковы основные ограничения?

— До 2006 года действовали только санкции со стороны США, причём не слишком суровые. Это были банковские санкции, ограничения на поставку продукции двойного назначения и предметов роскоши. Северокорейская печать тогда обычно говорила, что страна находится в «экономической блокаде», но в те времена это была чистая пропаганда.

(США ввели санкции ещё в 1950-х годах и ужесточили их после бомбардировок Южной Кореи северокорейскими агентами в 1980-х годах. В 1988 году США добавили Северную Корею в свой список государств — спонсоров терроризма. — прим. «Секрета»).

В 2006 году, сразу после того, как в КНДР впервые провели испытания ядерного оружия, добавились и санкции Совбеза ООН. За них, кстати, голосовали и Россия, и Китай: северокорейская ядерная программа не нравилась им примерно в той же степени, в какой она не нравилась и США. Но в целом и эти санкции были не слишком жёсткие.

Тогда Северной Корее периодически удавалось привлекать достаточно крупные инвестиции из Китая, в основном — в горнорудную промышленность.

— А когда ввели по-настоящему жёсткие ограничения?

— Ситуация резко изменилась в 2016–2017 годах. Это связано с рывком в развитии ядерных технологий и выходом КНДР на другой военно-технический уровень, а также с усилением давления со стороны США. Именно тогда против КНДР впервые ввели по-настоящему жёсткие санкции, которые действуют и поныне и практически исключают любое серьёзное экономическое сотрудничество с Северной Кореей.

И что же дальше?

Ольга Добринская: Кризис на Украине: значение для Японии

Можно все же надеяться, что на первоначальном этапе своей деятельности южнокорейская администрация в отношении России просто «затаится», будет избегать резких движений и действовать реактивно (по ситуации). Наверное, в Сеуле с облегчением восприняли бы разрешение украинского конфликта в той или иной форме, но никаких шагов для этого Сеул предпринимать, по всей видимости, не готов.

Можно также предположить, что на российском направлении главным для Сеула станет экономическая сфера, где он будет пытаться продвинуть свои интересы, хотя и в постоянной оглядке на США. Впрочем, поле для маневра не очень велико, что прежде всего связано с глубокой интегрированностью РК в контролируемую США глобальную финансовую систему. Если фактическая финансовая блокада против России сохранится, то можно будет рассчитывать лишь на разовые сделки и точечные проекты в тех областях, которые особенно заинтересуют корейцев. Однако не исключено негативное влияние волюнтаристского фактора — президент, новичок в международных делах, может «встать в позу» и настаивать на изоляции России, тем более что к этому его будет подталкивать Вашингтон.

В свою очередь Москве в новых условиях придется пойти на коренной пересмотр подходов к дальневосточному соседу. С одной стороны, Россия и Южная Корея, очевидно, не «стратегические партнеры», что корейская дипломатия пыталась констатировать еще лет 15 назад, с другой — обе страны все же и не противники. И этот остаточный позитив надо пестовать.

Есть определённый соблазн встать на позиции поддержки Северной Кореи в противовес Югу. Наверное, найдутся те, кто будет считать, что это вызовет у Южной Кореи всплеск внимания к России и приведет к большему учету наших позиций. Ведь южнокорейские политики исходят из презумпции того, что Москва не в состоянии ощутимо помочь достижению целей Сеула в межкорейском урегулировании ввиду слабых позиций на Севере, но вот насолить может изрядно. Вдруг возобновится российская военно-техническая помощь КНДР, или, страшно сказать, создана российская база на Севере? В свете такой вероятности якобы Сеул постарается Россию «задобрить».

Думается, что такая линия все же имеет риски и вряд ли принесет дивиденды в долгосрочной перспективе. Что-то надо сделать, чтобы поощрить КНДР и привести нашу политику в соответствие с собственными национальными интересами — например, пересмотреть слепое копирование санкционного нажима Запада в отношении КНДР. Политика должна стать более нюансированной, но провокационные действия Пхеньяна в области гонки ракетно-ядерных вооружений вряд ли стоит терпеть. В нынешней мировой ситуации такие действия Пхеньяна способны вызвать «ядерное домино», прежде всего, в самой Южной Корее, что подорвет безопасность нашей страны на Дальнем Востоке. Антагонизировать Южную Корею не стоит и по экономическим соображениям (хотя о многих интересных для нас многосторонних проектах, очевидно, пока надо забыть).

Не так уж плохо иметь относительно невраждебного и прагматичного партнера в «противоположенном лагере» — об этом уже говорят российские корееведы. РК — «слабое звено» в противостоящем России едином фронте развитых держав, и это надо иметь в виду.

Экономика

Отрасли промышленности КНДР: текстильная промышленность, машиностроение, добыча полезных ископаемых (свинец, цинк, медь, железная руда, уголь), животноводство и растениеводство.

На настоящий момент Северная Корея является независимым государством в сфере экономики. КНДР ведёт экономическую перестройку и привлечение капиталов других стран, таких как Япония, Китай. Но так было далеко не всегда.

В связи с формированием КНДР и войной между Северной и Южной Кореей численность страны резко упала, развивать промышленность и сельское хозяйство стало затруднительно. Но несмотря на все причиненные потери — как природные, так и человеческие, — Северная Корея по сравнению с Южной Кореей быстро восстанавливалась после войны благодаря мобилизации всех ресурсов страны на реорганизацию экономики.Практически до 60-х годов экономическое и промышленное развитие Северной Кореи набирало обороты. Всё изменилось после нефтяного кризиса 70-х годов и приближения дефолта в стране из-за сокращения экспорта товаров в страны зарубежья.Полный крах экономики КНДР — дефолт — наступает в 1980 году. Северная Корея официально признаётся банкротом по всем обязательствам. К 2001 году общий долг западным странам составлял 12 миллионов долларов США. Экономика Северной Кореи находилась в плачевном состоянии из-за внешних долгов, а также из-за экономической и политической изоляции.Вытащить страну из «экономического болота» помогло строительство новой экономики, основными задачами которой было развитие агропромышленной среды, электростанций, государственной инфраструктуры, сельского хозяйства. В XXI веке экономическое положение государства налаживается благодаря отношениям с Южной Кореей, обновлению экономики в 1993 году и помощи Всемирной продовольственной программы ООН.

Гость форума
От: admin

Эта тема закрыта для публикации ответов.