Фкп «пермский пороховой завод»

Алан-э-Дейл       21.10.2022 г.

Ракетные снаряды, баллиститный порох и Вера Балкова

На доме № 15А по улице Николая Островского в Перми, где до самой смерти жила Вера Макаровна Балкова, установлена мемориальная доска в честь этой легендарной женщины.

Текст мемориальной доски содержит фактическую ошибку: Вера Макаровна к созданию пороха для «Катюш» никакого отношения не имела. А вот к самим «Катюшам» — имела. Да еще какое!

История не знает сослагательного наклонения, но, если бы не Вера Балкова, вряд ли легендарным «Катюшам» было чем стрелять. Или было бы чем, но гораздо позже. Представляете размер снаряда для РСЗО? — для «Катюши» БМ-13 он имел длину 1,41 метра и диаметр 132 миллиметра. Масса взрывчатого вещества в таком снаряде почти 5 кг, а масса пороховых шашек — более 7 кг.

Для сравнения: до изобретения Веры Балковой самыми крупными во всем мире считались пороховые заряды толщиной в палец и массой в несколько граммов.

Семь месяцев изоляции. Высокое признание изобретения. Арест

Создание боевых зарядов для «Катюш» шло под руководством и непосредственном участии Веры Балковой на Шлиссельбургском пороховом заводе №6 им. Морозова, куда она пришла сразу после окончания военного факультета Ленинградского химико-технологического института. Стоит отметить, что ни в учебное заведение, где получала образование Вера, ни на завод, куда она пришла после окончания института, женщин не брали. В институт — принципиально, он был закрыт для женщин, на завод — исходя из негласного устава. То ли считали, что пороходелие не для женщин, то ли просто берегли их от опасного и вредного производства. Однако и в институт, и на завод Вера, благодаря своим способностям, настойчивости и энергии, была принята. Диплом на особо секретную тему защитила на «отлично» (защита шла за закрытыми дверями). На заводе в скором времени возглавила опытный пороховой цех.

Началась работа над созданием боевых зарядов для «Катюш». Баллиститный порох для РСЗО, как и технология его производства, уже были разработаны. Над их созданием трудилось много ученых и инженеров-химиков. Сказать, кто был «первооткрывателем», кто внес наибольший вклад — сложно, так засекречено было производство и так многих из «участников процесса» накрыло волной репрессий. Вот лишь некоторые из создателей грозного оружия:

  • Иван Платонович Граве — репрессировался четырежды;
  • Владимир Андреевич Артемьев — в 1922 году осужден на три года, в 1925 снова арестован. Так и остался не реабилитированным;
  • Иван Терентьевич Клейменов — расстрелян 10 января 1938 года;
  • Георгий Эрихович Лангемак — расстрелян 11 января 1938 года.

Не обошли репрессии и Веру Макаровну Балкову. Но сначала было семь месяцев напряженного труда и изоляции. В специально охраняемой зоне шла работа над созданием сверхмощных крупнокалиберных боевых зарядов для «Катюш». Люди не выходили с производства, находясь в полной изоляции даже от родных. Не могла видеться со своей маленькой дочкой и Вера Марковна.

Результатов удалось добиться: размеры пороховых шашек были увеличены в разы, а значит, возросла и их сила. Доклад Веры Балковой на закрытом секретном совещании в Главном артиллерийском управлении завершился полным триумфом. Задание Государственного комитета обороны (ГКО) и правительства СССР было выполнено! Шел 1937 год.

За удивительный результат Вера Макаровна была представлена к ордену Ленина. Награды за разработку получили все, кроме нее самой. В январе 1938 года Балкову арестовали. Обвинялась она в подготовке взрыва завода, на котором работала. Судила ее «тройка», и суд длился всего 10 минут. Дали Вере Макаровне 5 лет. Полгода она провела в «Крестах».

Существует легенда, что делом Балковой занимался сам Вышинский, прокурор СССР. Ему и писали хлопотавшие за Веру Макаровну сослуживцы. «Это же та самая Балкова», — писали они. «Раз та самая, то нужно выпустить», — якобы дал указание Андрей Януарьевич. «Да нет, в тюрьме сидит другая Балкова», — ответили ему из НКВД. «Тогда доставьте ко мне ту самую Балкову». Другой не было. Пришлось выпустить настоящую.

«Катюши» есть, снарядов — нет

Первый залп знаменитой «катюши» прогремел 14 июля 1941 года в три часа дня близ станции Орша. 112 реактивных снарядов за 15 секунд. Сила взрывов переворачивала паровозы, расшвыривала танки. За душераздирающий вой, издаваемый летящими реактивными снарядами, немецкие военные окрестили «катюшу» «сталинским орга̀ном». Те, кто видел залп «катюш» и оставался в живых, запоминали это на всю жизнь — настолько сильными были эмоции от пережитого.

Из воспоминаний ветеранов войны (опубликовано на сайте Iremember.ru): «Уже на склоне высоты, совсем немного не добравшись до батальона, мы неожиданно попали под залп родной “катюши” — многоствольного реактивного миномёта. Это было ужасно: вокруг нас в течение минуты одна за другой рвались мины большого калибра. Не сразу отдышались и пришли в себя. Теперь показались вполне правдоподобными газетные сообщения о случаях, когда немецкие солдаты, побывавшие под обстрелом “катюш”, сходили с ума».

В своих мемуарах маршал Советского Союза Георгий Жуков писал: «Если бы их было побольше, я ручаюсь, что можно было бы одними РС расстрелять противника!». А боевых машин ракетной артиллерии было недостаточно. Вернее, машины с установками были, не было снарядов к ним. Описывая сложившуюся ситуацию, Жуков говорил, что имеющиеся установки приходится частично отправлять в тыл, стрелять им все равно нечем. Фронту требуется, как минимум, 20 залпов, а можно сделать только 8.

Все дело в том, что «катюшам» требовался специальный баллиститный порох. Завод же (им. Петровского в Украине), где создавалось массовое производство пороха для «катюш», с лета 1941 года находился на оккупированной территории.

Был и еще один важный, даже основополагающий нюанс: в состав пороха для ракетных зарядов входила специальная добавка — централит №2 — стабилизатор химической стойкости, без которого легко могло произойти самовозгорание пороха. Отечественные заводы централит не производили, до войны он поставлялся из дружественной Германии. Легко догадаться, что с 22 июня 1941 года поставки централита прекратились. И с каждым днем войны запасов пороха с централитом становилось все меньше и меньше. Ситуация аховая: фашисты на подходе к самой Москве, а секретные «катюши» стрелять не могут!

Сталин: организовать производство ракетных зарядов в кратчайшие сроки!

Наладить производство Иосиф Виссарионович поручил Лаврентию Павловичу Берии. Специалистов-пороходелов быстро собрали и этапировали в Пермь — с 1929 года на берегу Камы шло строительство завода № 98 — химического комбината, специализирующегося на пороходелии и производстве взрывчатых веществ. Сюда же был частично эвакуирован и завод им. Петровского с Украины1.

Вот здесь, в особой секретной зоне, названной ОТБ НКВД, и стали трудиться за колючей проволокой специалисты-пороходелы. В том числе и Александр Бакаев, еще в предвоенные годы занимавшийся разработкой пороха для «Катюш». Задача химикам была поставлена непростая: разработать порох исключительно на отечественном сырье.

Однако все понимали, что наладить производство баллиститного пороха быстро не получится. И спецхимики всего Союза получают приказ товарища Берии: разработать для «Катюши» на замену родного пороха «суррогатный». Головными предприятиями этого направления становятся Казанский пороховой завод и один из НИИ г. Москвы.

К декабрю 1941 года специалистам удалось разработать ракетные заряды, в основе которых были пироксилиновые пороха с добавками окислителей. Стране не пришлось останавливать производство систем залпового огня — «катюшам» было чем стрелять. Однако качество стрельбы ухудшилось: баллиститный, «родной» порох «катюш», производимый ранее заводом им. Петровского, был высочайшего качества, а новый сильно ему уступал. Стрелять «катюшам» было чем, но полученная смесь, по словам бывшего главного инженера института «Союзхимпромпроект», лауреата Государственной премии СССР Юрия Величко, была «адской»:

МОЛОТОВСКИЙ ЗАВОД ТЕЛЕФОННЫХ АППАРАТОВ № 629

В июле 1941 г. решением СНК СССР Ленинградский электромеханический завод № 8 и строившийся Пермский телефонный завод были объединены в одно предприятие, директором назначен Ф.И. Иванов. 20 августа 1941 г. образован Молотовский завод телефонных аппаратов. 18 сентября 1941 г. ему присвоен № 629.

9 августа эшелон с оборудованием частично эвакуированного в Прикамье ленинградского завода встал под разгрузку на подъездных путях машиностроительного завода имени Ф.Э. Дзержинского.

3авод до эвакуации производил телеграфную аппаратуру, в эвакуации переключился на выпуск полевых телефонных аппаратов УНА-Ф-31, УНА-Ф-42 и деревянных ящиков к ним. В октябре первые полевые телефонные аппараты отправились на фронт. В ноябре 1942 года, в честь 25-й годовщины Октябрьской революции, сверх плана были изготовлены полевые телефонные аппа­раты для обеспечения 5 дивизий. В 1943 году выпуск телефонов возрос в полтора раза.

3авод был единственным поставщиком для фронта аппара­тов УНА-Ф-42 и к концу 1943 года выпустил их свыше 230 тыс. Потребность в них была полностью удовлетворена, и предприятие перешло на изготов­ление телефонных аппаратов УЦБ и УЦБ АТС (унифицированный настольный телефонный аппарат центральной батареи для городских и междугородных сетей связи) для нужд как Красной Армии, так и освобож­денных от немецкой оккупации районов.

В 1945 году объем производства завода по сравнению с 1942 годом вырос в два раза.

За годы войны значительно возросла производительность труда на заводе. Если в 1942 году завод произвел 11279 единиц валовой продукции, то в 1945 году – 23376 единиц.

В 1944 году совместным решением Народного комиссариата электротехнической промышленности и ВЦСПС за победу во Всесоюзном социалистическом соревновании телефонному заводу присуждено переходящее Красное знамя. 

МОТОРОСТРОИТЕЛЬНЫЙ ЗАВОД № 19 ИМ. СТАЛИНА

 Одним из крупнейших промышленных предприятий Перми был Моторостроительный завод № 19 им. Сталина (сейчас это АО «ОДК-Пермские моторы»).

Потребность в авиационных моторах с первых дней Великой Отечественной войны была значительной, с июня по декабрь 1941 года завод № 19 был единственным предприятием в СССР, продолжавшим серийный выпуск авиационных моторов. Остальные заводы в это время находились в состоянии эвакуации.

В первые месяцы войны на площадке завода было размещено оборудование и рабочие 8 заводов-смежников, эвакуированных из Москвы, Харькова, Днепропетровска, Ленинграда, 2 конструкторских бюро. За короткое время все прибывшее оборудование было введено в строй, а производственно-техническая база завода № 19 расширилась на 65% к довоенному уровню.

С 1941 года завод № 19 начал выпуск нового мотора воздушного охлаждения М-82 (разработан опытно-конструкторским бюро завода № 19 под руководством главного конструктора А.Д. Швецова), в основе конструкции которого лежала принципиально новая схема – двухрядная звезда. Мотор М-82 был установлен на истребитель Ла-5. Проверка в боевых условиях показала, что этот двигатель воздушного охлаждения был более надежным, чем двигатели водяного охлаждения: продолжал работать даже после попадания снаряда в некоторые его детали.

Двигатели, разработанные А.Д. Швецовым, настолько хорошо показали себя в боях, что в 1944 году маркировка «М» была заменена на «АШ» – Аркадий Швецов. В 1943 году за создание мотора АШ-82 опытно-конструкторское бюро завода № 19 было награждено орденом Ленина. В 1942 году «за выдающееся достижение в области авиационного моторостроения, поднимающее оборонную мощь Советского Союза», А.Д. Швецову было присвоено звание Героя Социалистического Труда. За выдающиеся достижения в области авиационного моторостроения в годы Великой Отечественной войны А.Д. Швецов был награжден четырьмя орденами Ленина, орденом Кутузова I степени, орденом Суворова II степени, орденом Трудового Красного Знамени и медалям, он стал лауреатом четырех Сталинских премий.

За успешную доводку мотора АШ-82 главный инженер завода А.И. Валединский в 1943 году был награжден орденом Трудового Красного Знамени.

В мае 1942 года директором завода № 19 был назначен А.Г. Солдатов. Новый директор усовершенствовал организацию работы предприятия. У подчиненных он поощрял четкость, дисциплину, ответственность, инициативу. Под его руководством завод № 19 освоил и серийно выпускал авиационные моторы АШ-82, АШ-82Ф, АШ-82ФН, АШ-73ТК, АШ-62ИР. Двигатели стояли на боевых самолетах Ла-5, Ла-7, Ту-2, ЛаГГ-3, Пе-8, Су-2.

Труд А.Г. Солдатова в годы войны отмечен орденами Ленина, Кутузова 1‑й степени и Отечественной войны 1-й степени, он стал лауреатом Сталинской премии.

Заводом № 19 за годы войны было произведено более 31 тыс. моторов, что составляет 15% от общего количества авиамоторов, выпущенных в те годы в СССР.

В годы Великой Отечественной войны значительно изменился состав рабочих завода. Ушедших на фронт рабочих-мужчин заменили женщины и подростки. В годы войны на заводе работали более 7 тыс. подростков. Увеличился рабочий день, нормы выработки.

В цехах появились «двухсотники», работавшие за себя и ушедшего на фронт товарища. Перевыполнение плана на 300–400% стало нормой. Включившись в 1942 г. во Всесоюзное социалистическое соревнование, некоторые рабочие завода перевыполняли дневной план более чем на 600%. Среднее выполнение норм составляло 144%.

Завод № 19 в 1942 году 7 месяцев подряд становился победителем во Всесоюзном соревновании за переходящее Красное знамя ГКО среди предприятий отрасли. Всего в годы войны завод № 19 получал переходящее Красное знамя ГКО 19 раз. В 1945 году переходящее Красное знамя ГКО было оставлено коллективу на вечное хранение. За годы войны 359 работников завода были награждены орденами и медалями. В 1945 году за образцовое выполнение заданий правительства по производству моторов завод № 19 был награжден орденом Красного Знамени.

Мирное время

Победа! Многим заводам Пермской области необходим обратный «перевод» в мирное русло. Народное хозяйство требует развития и восстановления. И Веру Макаровну Балкову ставят на самый тяжелый и ответственный участок: восстановление легкой, а затем и пищевой промышленности:

И еще один отрывок из той же справки:

«В послевоенное время при участии В.М. Балковой было построено: три крупнейших мелькомбината с элеваторами, несколько хлебозаводов, в том числе крупнейший завод в Перми, кондитерская фабрика, макаронная фабрика, маргариновый завод, ряд цехов мясомолочной промышленности. Построено несколько швейных и трикотажных фабрик».

Несколько строчек скупых и сухих слов. Но какой подвиг за ними кроется! — не меньший, чем при создании «Катюши». Стране нужны, и в огромных количествах, зерно, мука, хлеб, молоко… Народ, живший пять лет впроголодь, надо накормить. Иначе сил не будет восстанавливать разрушенное войной народной хозяйство, заново отстраивать города и села, рожать детей. И поднимать страну.

Все свои силы и душу, как и раньше, Вера Макаровна отдавала служению стране.

«Женщина, которую слушался Берия»

На одном из заводов, производящем в военное время порох, стали осваивать производство пластмассы. И вдруг выясняется, что предприятие — «ничейное»: ни одно из министерств не признает его своим. Соответственно, нет фондов, снабжения и нет зарплаты. За дело взялась Балкова, и вопрос был решен. Правда, для этого ей потребовалась встреча с самим Лаврентием Павловичем. Раньше, в годы войны, тоже приходилось с ним встречаться. Например, чтобы «выбить» людей для строительства порохового завода в Боровске. Людей тогда нашли быстро. И в этот раз одного слова заместителя Председателя Совета Министров СССР оказалось достаточно, чтобы бюрократические шестеренки быстро завертелись в нужную сторону — Вера Макаровна в очередной раз подтвердила закрепившуюся за ней славу «женщины, которую слушается Берия». Теперь уже — по конверсионным вопросам, а не по оборонным.

За заслуги перед Отечеством В.М. Балкова была награждена тремя орденами — «Знак Почета», Красной Звезды, Трудового Красного Знамени и пятью медалями.

Постсоветское время. Забвение

Большинство изобретений Веры Балковой до сих пор засекречены. Ее документы стали поступать в архив только в 1980-е годы. Это не удивляет: направление, в котором работала Вера Макаровна, действительно обладает высокой степенью секретности — РСЗО и сейчас стоят на вооружении.

Удивительно другое — Веру Балкову, «легенду России», в постсоветское время практически забыли. И это женщину, которая внесла неоценимый вклад в создание легендарного Оружия Победы. Да, большинство ее разработок до сих пор засекречены, но главная — разработка пороховых зарядов для реактивных снарядов М-13 — известна.

О ее жизни практически нет материалов. Единственный, достаточно подробный — в книге Светланы Федотовой «Молотовский коктейль» (Вере Макаровне Балковой посвящена глава «Советская Амазонка»).

Первое публичное признание заслуг Веры Балковой, всю жизнь самоотверженно служившей укреплению оборонной мощи страны, в постсоветское время произошло, когда ей было 96 лет. Вот как об этом пишет в своей книге Светлана Федотова:

«Она очень хотела стать почетным жителем области или хотя бы города. Это, говорит, дает льготы по оплате электричества. Но людям, которые за нее ходатайствовали, в этом отказали: «Если мы ей сейчас дадим почетного жителя, то нам скажут — а где вы раньше были?».

А и впрямь — где раньше-то были? <…> После того как о ней написала газета «Новый компаньон», о Вере Балковой вспомнили. Дали грамоту от мэрии».

Почетную грамоту города Перми депутаты Пермской городской думы вручили Вере Макаровне весной 2002 года. За год до смерти.

«Где вы раньше были?»

1 — о том, что в Пермь на завод № 98 был эвакуирован завод им. Петровского с Украины, свидетельствуют воспоминания бывшего главного инженера института «Союзхимпромпроект», лауреата Государственной премии СССР Юрия Величко. По архивным данным «Пермского порохового завода», всего на территории завода в годы ВОВ были размещены четыре эвакуированных предприятия: два пороховых завода — № 59 из города Каменска Ростовской области и №101 из села Петровеньки Ворошиловградской области, и еще два ленинградских — завод № 6 из Шлиссельбурга и завод № 52 из поселка Ульяновка Тоснинского района.

Гость форума
От: admin

Эта тема закрыта для публикации ответов.