Романтика и будни общества эпохи рыцарства в средневековье

Алан-э-Дейл       13.11.2022 г.

Порода и пол

В Европе в качестве боевых коней чаще использовались нехолощёные жеребцы, чья природная агрессивность служила важным подспорьем в схватке. Боевых коней специально обучали лягаться и кусать противника. Кобылы по своим физическим данным считались менее подходящими для этой роли. Однако они всегда славились выносливостью, а кроме того, были более смирными и лучше подчинялись командам.

Чтобы сделать коней более сильными и в то же время послушными, их предпочитали холостить в раннем возрасте. Получался отличный боевой конь для ведения малой войны, в которой, как известно, сила и скорость животного приносились в жертву его выносливости. В произведениях искусства рядовые воины нередко изображены верхом на лошадях весьма скромного экстерьера. Впрочем, споры о том, кто лучше подходит для использования в военном деле — жеребцы, кобылы или мерины, — специалисты вели ещё и в XIX веке.

К числу пригодных не только к войне, но и к мирной жизни пород лошадей относились рысаки (courser) — сильные кони более лёгкого телосложения, которых использовали для быстрой скачки или охоты. Они стоили дорого, но не настолько, как дестриеры. Универсальной рабочей лошадкой войны являлись верховые (rouncey), на которых ездили бедные рыцари, сержанты и оруженосцы. Верховых использовали в лёгкой кавалерии, а также для охоты. По стоимости им были равны ездовые лошади (palfrey). Знатные дамы для выездов заводили небольших испанских лошадей (jennet), славившихся покладистым характером. Сами испанцы использовали этих лошадей для лёгкой кавалерии.

На выбор лошади иногда влиял ожидаемый характер военной кампании. К примеру, указ о мобилизации войска, разосланный в Англии в 1327 году, прямо требовал явиться на службу на верховых (rouncey) для быстрого передвижения. В качестве упряжных или вьючных лошадей (summarii) использовались низкорослые породы и даже пони, известные выносливостью и способностью к дальним переходам.

Войны и турниры

Война – дело всей жизни, которому члены королевской дружины отдавали все свободное время. Она кормила воинов и их семьи – некоторые делали на мародерстве целые состояния, которых хватило бы на безбедное существование до старости. Другие вели себя скромнее, но старались получить куш, компенсирующий годы пребывания на войне.

Зарабатывали герои в доспехах и на турнирах. Выступая друг против друга, они стремились выбить из седла соперника. Сделать это нужно было тупым концом копья так, чтобы он упал на землю.

Проигравший по условиям турнира должен был отдать победителю коня и доспехи. Но по рыцарскому уставу потеря доспехов и коня считалась позором, поэтому проигравший выкупал их у победителя за серьезные деньги. Возврат личного имущества обходился ему в такую же сумму, как стадо из 50 коров.

Рыцарь и его спутники

Рыцарь и оруженосец.

Только самый бедный рыцарь путешествовал и воевал в одиночку. Любой уважающий себя рыцарь обзаводился «копьём» — воинским отрядом, составлявшим основу феодальных армий. В состав копья, как правило, входили:

  • Оруженосец — в его обязанности входило обслуживание рыцаря во всём, что касается оружия, доспехов и коня. Он помогал рыцарю надевать и снимать доспехи, чистил и запрягал лошадей. Обычно оруженосцем был молодой мальчик, учившийся воинскому делу и собиравшийся тоже стать рыцарем, но были и такие оруженосцы, которые становиться рыцарями не хотели и всю жизнь проводили в этом звании. Оруженосцы старше 14 лет также участвовали в битвах, в более легком вооружении, чем сам рыцарь, но тоже на конях, хотя могли служить элитной пехотой.
  • Слуга — ведал прочими бытовыми потребностями рыцаря, как правило, был из простолюдинов. Стереотипный слуга рыцаря — пройдоха и плут, зачастую бывший профессиональный вор или мошенник.
  • Сержанты/Кнехты — профессиональные одоспешенные солдаты из простолюдинов или совсем захудалого дворянства, каждый из которых занимал какую-то должность в отряде. Мог быть сержант-кузнец, сержант — мастер стрел, сержант — командир пехоты. Среди кнехтов и сержантов были как конные бойцы, и часто считалось, что «сержант — это половина рыцаря», так и профессиональные пехотинцы (так называемые «пешие сержанты/кнехты»), которые могли командовать пехотой или составлять отдельные отрядики тяжелых пехотинцев.
  • Ополченцы — мобилизованные крестьяне из подвластной рыцарю деревни. Профессиональными солдатами не являлись, отрывались от сохи после посевной и перед уборочной. Задерживать воинские походы до осени считалось нежелательным, пропуск уборочной — это означало голодную зиму.

Более крупной воинской единицей, чем «копьё», была хоругвь (баннер), которой командовал баннерет (баннерэ) — важный рыцарь, имеющий своих собственных вассалов-рыцарей, или даже титулованный феодал вроде барона. В хоругвь входили копья его командира и всех рыцарей-вассалов. В битве рыцари, оруженосцы и сержанты всех копий участвовали в лобовой атаке в конном строю, а бежавшая сзади пехота зачищала всех, кто выжил после атаки кавалерии. Словом «баннер» называлось знамя хоругви, на которое имел право баннерет, в то время как обычный рыцарь имел право только на личный вымпел называемый «пеннон».

В зависимости от того, было ли у рыцаря «копьё», и если было, то какое (что зависело от его материальных возможностей), формировалась иерархия внутри самого рыцарского сословия.

  • Башелье (бакалавр, рыцарь одного щита) — бедный рыцарь, который может себе позволить только оруженосца и/или слугу, но не целый отряд. Такие рыцари в бою обычно присоседивались к своим более обеспеченным коллегам.
  • Просто рыцарь — имеющий свой собственный отряд.
  • Баннерэ — супер-рыцарь или мелкий аристократ, имеющий других рыцарей в качестве подчиненных и вассалов.
    (На тормозах, если баннере — это какой-нибудь герцогский сынок, в силу возраста, ещё не успевший пройти посвящение в рыцари и потому формально зовущийся «оруженосец», но благодаря папаше уже имеющий свой баннер и отряд рыцарей под ним).

Стоимость боевых лошадей

Боевые кони стоили чрезвычайно дорого. Салическая правда VII века предусматривала возмещение в 12 золотых солидов за боевого коня, 3 солида — за здоровую кобылу и 1 солид — за корову. Дестриеры стоили ещё дороже: от 20 до 300 парижских ливров — в сравнении с 5−12 ливрами, в которые обходился обычный рысак. В 1298 году чешский король Вацлав II приобрёл коня за 1000 марок. 

Во Франции в 1265 году стоимость верхового коня для оруженосца составляла всего 20 марок. В 1297 году Жарар де Моор, сеньор Вессегем, владел семью боевыми конями общей стоимостью 1200 турских ливров, что равнялось годовому доходу обеспеченного рыцаря. В Англии около 1250 года стоимость снаряжения рыцаря, включая коней, равнялась его годовому доходу, то есть 20 фунтам стерлингов. В XV веке французский воин вкладывал в покупку одного только боевого коня сумму, примерно равную своему полугодовому или годовому жалованью, в то время как на вооружение он тратил трёхмесячную «зарплату».

Рыцарь и сопровождающая его свита.

Помимо боевого коня, а лучше двух, для участия в военном походе рыцарям полагалось иметь ездовую лошадь, мула для поклажи, одного или нескольких оруженосцев, сопровождавших его верхом, а также конюха и прочих слуг. Для перевозки необходимых припасов нужна была повозка с кожаным верхом. 

Чем выше ранг имел воин, тем более многочисленной была его свита. О порядке расходов на её содержание и уровне цен дают представление закупки лошадей Робера II, графа Артуа, для себя и своих людей в 1302 году, в преддверии похода во Фландрию. Пять «больших коней» (один из Испании) обошлись ему в среднем в 280 парижских ливров за каждого, восемь обычных — по 115 парижских ливров, два парадных коня — по 50 парижских ливров, один скакун — по 60 парижских ливров, 14 упряжных лошадей — по 34 парижских ливра и, наконец, три маленьких упряжных лошади — в среднем по 12 парижских ливров за каждую.

Древность

На Пьяцца дель Кампидольо в Риме стоит конная бронзовая статуя императора Марка Аврелия. Она наглядно доказывает, что римляне располагали крупными лошадьми мощного телосложения, способными нести на спине всадника в тяжёлом доспехе. Таких лошадей римские авторы относили к восточным породам: парфянской, мидийской и нисейской. Хотя их устойчиво именуют «большими», по нынешним меркам они скорее относились к средним, имея рост не более 155 см в холке.

В армии лошадей ценили скорее за выносливость, а не за большой рост. Остеологический анализ скелетов показывает, что в среднем они были несколько ниже современных лошадей — от 137 до 142 см в холке. Плиний Старший сообщал, что римляне предпочитали ездить на кобылах, однако в ремонтных списках представлены как кобылы, так и жеребцы. Из 31 лошадиного скелета, обнаруженного на месте сражения с германцами под Крефельд-Геллепом, примерно половина принадлежала жеребцам, а половина — кобылам.

Конная статуя императора Марка Аврелия. Капитолийский музей, Рим. На площади стоит её копия.

Противники римлян — германцы — ездили на быстрых низкорослых лошадях, чей рост в холке составлял примерно 120−135 см. Несколько скелетов такого размера были обнаружены среди находок у Крефельда-Геллепа — должно быть, они принадлежали лошадям германцев. 

Римские авторы сообщали, что зарейнские племена при случае старались приобретать лошадей у римлян или галлов. Поздним отголоском этой практики является термин для обозначения боевого коня — marach, который встречается в Бургундской и Алеманнской правдах и, безусловно, является германским заимствованием из кельтского языка. Тем же путём была заимствована часть технической лексики коневодства. Сами германцы не занимались селекцией пород и разведением лошадей.

В ходе Великого переселения народов крупные хозяйства, в которых выращивались лошади для римской армии, подверглись разграблению. Племенные животные пропали. В последующие столетия селекцию лошадей пришлось организовывать заново.

Вооружение, тактика[править | править код]

Вооружение рыцаря. Metropolitan Museum of Art, Нью Йорк

Когда тяжеловооружённые рыцари защищали себя одними только кольчугами, тогда (в XI—XII вв.) легковооружённые всадники являлись в битву совершенно без металлических доспехов; но в XIII в., по мере того как тяжеловооружённая конница запасается нагрудниками и корсетами, у легковооружённых всадников появляется кольчуга. Каждый тяжеловооружённый рыцарь брал с собой в битву трёх лошадей и одного, двух или трёх оруженосцев, которые обыкновенно набирались из зависимых людей или рыцарских сыновей, не получивших ещё посвящения в рыцари; эти оруженосцы первоначально шли в битву пешими и оставались во время схваток сзади линии, с запасными лошадьми и оружием. Когда в XIV в. укоренился среди рыцарей обычай спешиваться во время битвы, то оруженосцы стали набираться из лёгких всадников; счёт рыцарскому войску стал идти по «копьям», считая по три всадника на одно рыцарское копье. На Рейне для той же рыцарской единицы появилось название «gleve» (glaive).

Обыкновенным построением для отряда рыцарей в средние века был клин (cuneus). На такой «клин» иногда шло несколько сотен рыцарей, а иногда несколько тысяч. Чаще всего всё рыцарское войско выстраивалось перед битвой в три боевые линии, одна за другой, а каждая боевая линия распадалась на «клинья» и имела центр и два крыла. В связи с военным бытом рыцарей зародились во Франции турниры и оттуда проникли уже в Германию и Англию (couflictus gallici).

Рыцарский конь

Примерно с XII века стала известна особая порода рыцарских боевых коней — дестриеров (фр. destrier). Это имя происходит от латинского equus dextarius (dextra — «правая рука»): обычно боевого коня вели справа от сеньора, чтобы тот в любой момент мог пересесть с ездовой кобылы или мерина. 

Дестриеры обладали большим ростом и мощным телосложением, позволявшим им нести на спине всадника в тяжёлом доспехе. Происхождение этой породы покрыто туманом неизвестности. Считается, что она появилась в результате длительного и сложного селекционного процесса гибридизации низкорослой европейской лошади и лошадей арабской или берберской породы. Возможно, впервые её вывели в Испании, где имелись наилучшие возможности для такого рода экспериментов.

Испанские кони своей красотой, силой и скоростью славились по всей Европе, где на них ездили короли и знать. По своему экстерьеру рыцарские кони походили на современных андалузцев или лошадей фризской породы, которые ведут от них своё происхождение.

Широко распространённые сегодня представления о том, что рост рыцарских коней доходил до 170 см и выше, а телосложением они напоминали бельгийских першеронов или лошадей саффолкской породы, являются не более чем мифом.

Анализ изобразительных и археологических источников, а также исследование костных останков свидетельствуют, что в XI—XII вв.еках обычный рост боевых коней колебался между 147 и 152 см в холке, а к XIII веку они подросли до 150−160 см. Это были сильные лошади коренастого телосложения, с развитой грудной клеткой и крепкой мускулатурой, массой 540−590 кг. Конечно, это больше средних размеров рабочих лошадей того времени, но всё же сильно не дотягивает до современных тяжеловозов.

Те же пропорции сохранялись и три века спустя. Доспехи для лошадей XV—XVI вв.еков, изготовленные Королевской оружейной палатой в Лондоне, рассчитаны на животных ростом от 150 до 160 см, телосложением напоминавших литовских дригантов. Эти же лошади служили моделями для конных статуй XV-XVII столетий, которые позволяют на глаз оценить размеры рыцарских коней.

Питательной почвой мифа о размерах средневековых рыцарских коней является ложное представление о тяжести брони и доспехов, которые они носили. Это утверждение не выдерживает критики. Самый тяжёлый турнирный доспех XV—XVI вв.еков весил чуть больше 40 кг, а боевой доспех был значительно легче — от 18 до 32 кг. Лошадиные доспехи чаще надевались на турнирах, чем в бою, и они также редко весили более 30 кг. В боевых условиях в качестве защитного средства для лошади гораздо чаще использовались мягкие попоны из простёганной ткани, которые были столь же эффективны против оружия противника, но при этом значительно легче. Учитывая, что лошадь на спине может нести груз до трети своего веса, одетого в рыцарские доспехи всадника без труда может выдержать обыкновенная рабочая лошадь весом 540−590 кг.

Эксперименты реконструкторов показывают, что для боевого коня имеет значение скорее сила и ловкость, нежели размеры. Очень вероятно, что большие массивные лошади являлись скорее элементом престижа и данью моде, нежели насущной необходимостью.

Гость форума
От: admin

Эта тема закрыта для публикации ответов.